Внутренний монолог

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

зодах звучит в общем на одной высокой патетической ноте; в фильме «Быль каспийская» (автор сценария Ф. Спивак, режиссер Я. Смирнов, 1959) внутренний моно­лог героя — директора Баутинской МРС Донского — не столько характеризует этого человека, сколько является чисто композиционным приемом построения заниматель­ного рассказа о зимнем промысле тюленей на Каспии; в «Незабываемых годах» интонация авторского повест­вования от имени всего советского народа придает филь­му мужественную патетику, гражданственность, громад­ную силу типического обобщения, но также лишь в очень малой мере способствует раскрытию индивидуальных характеров людей.

И лишь в фильмах В. Старошаса и Л. Браславского «На родине», «Они из Каунаса» и в особенности «Мои друзья» внутренний монолог героя использован как эф­фективное и принципиально новое средство художествен­ной характеристики героя. Он не только органично свя­зан в этих произведениях с изображением, не только рас­ширяет его видимый, проявленный на экране смысл, но и вскрывает его подтекст, его более глубокое внутрен­нее содержание.

Поэтические оттенки закадровых голосов героев в фильмах В. Старошаса и Л. Браславского богаты по на­строению, разнообразны по чувству. Иногда они преиму­щественно мягки, лиричны (рассказ уругвайских литов­цев в очерке «На родине»); в другом случае в них боль­ше психологической насыщенности, драматизма (новел­ла о борьбе литовских комсомольцев в годы Великой Отечественной войны в фильме «Они из Каунаса»); в третьих — голос героя особенно выразительно раскры­вает внутреннюю борьбу человека, его сомнения, течение его мысли (рассказ Багдонаса в киноочерке «Мои дру­зья»). Один фильм строится авторами целиком на этом приеме («Мои друзья»); в другом — закадровые голоса людей возникают лишь изредка, в отдельных сценах, со­четаясь с обычным информационным комментарием («Они из Каунаса»). Вот пример из этого последнего фильма.

.. .По улице проходит молодая женщина. Диктор сообщает, что мы видим врача Лайму Рилите. Давно ли она вот так же спешила на лекции, мечтала стать хи­

рургом? .. Теперь ее мечта исполнилась. Рилите — хи­рург, один из лучших молодых хирургов Каунаса.

Изображение резко меняется. Случилось несчастье — уличная катастрофа. Лежит разбитый легковой автомо­биль. Стремительно проносится машина скорой помощи.

Больница. Хирург Лайма Рилите готовится к опера­ции. Вот она натягивает перчатки. Склоняется над по­страдавшим. Мелькают руки медицинской сестры, пере­дающие инструменты. Рилите оперирует. Мы видим ее напряженные, сосредоточенные глаза. На этих кадрах откуда-то издалека, приглушенно, негромко слышен ее прерывающийся внутренний голос:

«Сколько операций я сделала? .. Десятки... разных... простых и сложных... но каждый раз мне кажется, что я впервые держу экзамен на хирурга. .. Спасти жизнь! . . Это главное... Это самое главное...».

Оборвался голос. Все так же мелькают инструменты, движутся уверенные руки хирурга. Операция продол­жается. Но диктор, только что приподнявший завесу над внутренним миром этой женщины, заглянувший в глу­бину ее души, прочитавший ее мысли, теперь снова ста­новится обычным комментатором действия и смотрит на все происходящее со стороны:

«Проходит час. . . другой, третий. . . Ни на одно мгновение не прерывается в тишине эта борьба.. .»

Киноочерк «Мои друзья» (1960) начинается с корот­кого вступления.

...По улицам города движется легковая машина. На крупном плане мы видим лицо сидящего в ней мужчины. Он задумался, глубоко ушел в себя.

«Это было три года назад, — сдержанно, нетороп­ливо начинает свой рассказ диктор.— В этот день Альгир­дас Багдонас покидал Вильнюс, город, где прошла его юность».

Страницы: 1 2 3 4 5 6


У нас имеются силиконовые браслеты для клубов которые помогут контролировать посетителей.
Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!