Внутренний монолог

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Итак, образ героя в документальном кино склады­вается на основе одного или нескольких последователь­но зафиксированных аппаратом поступков, душевных движений, чувств, эмоций людей, соответственно осмыс­ленных в монтаже и комментарии диктора.

Монтаж документального фильма эластичен, обладает огромными возможностями обобщения. Художественная типизация осуществляется в нем многопланово, широко.

Но во всем этом нет той привычной нам непрерыв­ности изображения жизненного процесса, которую да­ет, в частности, драматургия актерского кино. Как метко заметил Ивенс, действие документального фильма разви­вается «подобно короткому замыканию в электрической сети — скачкообразно, минуя многие промежуточные фа­зы»1. Мы не столько воочию видим, сколько угадыва­ем психологические изменения в характере человека; не .столько наглядно замечаем, сколько домысливаем совер­шенствование его нравственного облика, формирование его чувств. В отличие от игрового кинематографа, где движущей пружиной сюжета обычно являются идущие «из нутра» поступки и переживания персонажей, кинопубли­цистика подходит к изображению действительности как бы со стороны, внешне в форме наблюдения над жизнью.

И вот в преодоление этой ограниченности средств документализма в области художественной характеристи­ки человека в нем еще в 30-е годы зародилась, а ныне успешно развивается тенденция более углубленного, а главное — последовательного раскрытия духовной жизни героя. Она выражается главным образом через посредство закадровой речи, своего рода внутренне­го монолога, который звучит от его имени в тексте диктора.

... Медленно ступают снятые крупным планом ноги. По улице неторопливо, останавливаясь, задумываясь о чем-то, проходит пожилой мужчина. Слышен размерен­ный, негромкий голос:

«Каждый раз, когда я бываю здесь, я вспоминаю эти годы... своих товарищей по комсомольскому подполью... их верность... их благородное мужество... когда наш Каунас был захвачен врагом... Но он не покорился, наш город...».

Так необычно, смело начинается фильм литовского режиссера и оператора В. Старошаса «Они из Кауна­са» (сценарий и текст Л. Браславского, 1959). Эта кар­тина является одной из первых совместных работ неболь­шого, но ярко одаренного коллектива молодых докумен­талистов, в творчестве которых указанная выше тенденция проявилась с наибольшей художественной силой.

Построение дикторского комментария от первого лица само по себе не ново в нашей кинематографии. Попытки создания образных конструкций такого рода мы находим еще у Вертова. В годы Великой Отечественной войны этот прием с особой пушщцистинеской страстностью про­звучал в документальных фильмах А. Довженко (вспом­ним, например, знакомые нам эпизоды смерти Григория Рудика и «братская могила» из «Битвы за нашу Совет­скую Украину»). В послевоенный период он также ис­пользован в целом ряде публицистических произведений: «В нашем городе», «Быль каспийская», «Путь новой жиз­ни», «Так мы живем», «Мы верхолазы», «Незабываемые годы» и т. д.

Однако все это было в значительной мере случайно, а главное — не раскрывало многообразных возможностей этого новаторского художественного средства.

В фильмах А. Довженко при всей силе публицисти­ческого накала чувств авторская речь в названных эпи­

Страницы: 1 2 3 4 5 6



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!