Влияние буддийско-индуистской концепции

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Под влиянием буддийско-индуистской концепции бесконечной цепи рождений композиционная схема, развивавшаяся на основе местной мифологии, была переосмыслена в рассказ о нисхождении божественного или полубожественного героя в мир, его рождении — инкарнации в этом мире, жизни и подвигах в нем,. По-видимому, специфичной для домусульманского времени являлась двучленная композиционная конструкция, в первой части дающая как бы краткую экспозицию жизни героя или героев в рождении, предшествующем тому, повествование о котором составляет основное содержание произведения, излагаемое во второй части. Подобная композиция, уже знакомая нам по «Повести о Сери Раме», присуща также восприемникам словесности буддийско-индуистского периода — малайско-яванским театральным повестям и ранним классическим хикаятам, отличающимся многоходовой структурой сюжета, а иногда, подобно более архаичным в этом отношении черита пенглипур лара, обладающим многоуровневой вертикальной организацией художественного пространства.

Так, злоключения Маракармы, который некогда был «небожителем по имени Анкаса Дэва, безотлучно сидевшим у ног Шивы», начинаются после того, как, проклятый богом Индрой, он вынужден родиться на земле. Героя «Повести оПаран-ге Путинге» рождает дочь одного из небесных владык, по навету изгнанная на землю. Индра Бумайя, главное действующее лицо «Повести о Лангланге Буане», в прежнем воплощении был раджей небожителей и т. д.

Именно упоминания об инкарнации — наследии буддийско-ин-дуистского прошлого — вызывали впоследствии особое недовольство.мусульманских переписчиков. Об этом свидетельствует, в частности, древнейшая рукопись «Повести о Сери Раме» копиист, который исключил из текста всю начальную часть, предупредил о «пропуске всего, что не хорошо».

Наконец, можно полагать, что гипотетические повести конца древнемалайского периода характеризовались более точным воспроизведением санскритской образной системы, чем позднейшие сочинения. Некоторое представление о том, каков мог быть характер этого воспроизведения, дает, например, описание поля боя в «Повести о Маракарме», находящее близкие параллели в «Океане сказаний» Сомадевы, в древнеяванской переработке части «Махаб-хараты» — поэме «Бхаратаюддха» и в малайской «Повести о победоносных Пандавах».

В «Повести о Маракарме» говорится: «Поднялась тут в воздух пыль, мрак окутал ясное небо, так что ничего не стало видно... Горы трупов, подобные холмам, выросли на поле боя, и головы полководцев катались по нему, словно деревянные шары. Щиты убитых плавали, в море крови, подобно челнам. Натыкаясь же на трупы слонов, они тонули, рождая печаль в сердцах всех, кто видел это».

В «Океане сказаний» мы находим такое описание: «В громадном озере поля -битвы рдели подобные лотосам лица воинов, головы которых были снесены метательными дисками, стремительными, словно дикие птицы. И казалась битва, во время которой взлетали и падали обескровленные головы героев, игрой в мяч бога смерти. Когда же спрыснутая кровью пыль осела, стало видно, как яростно бьются бойцы на колесницах».

В «Бхаратаюддхе» рассказывается: «От взметнувшейся пыли все вокруг окуталось мглой, вселявшей смятение. Наконец напитавшаяся кровью пыль осела, и вновь стало светло. Когда мрак рассеялся, что кровь морем разлилась окрест. Усы убитых воинов, поверженных наземь, казались морскими водорослями, слонов и коней были подобны скалам, а разбросанное там и тут оружие напоминало густые заросли пандануса». В «Бхаратаюддхе» встречается и мотив плавающего и тонущего щита.



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!