Венецианский чулок

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

32 картины — 32 миниатюр-акта в этой короткой веселой комедии, которая могла бы уложиться в 300 метров и в которой жгучая ревность и сногсшибательные истерики должны взволновать, взорвать и истерзать самые закоренелые в театральной косности сердца.

«Венецианский чулок» — какой великолепный материал для галстука! И какой поистине столыпинской петлей затянулся он на шее доктора по внутренним болезням. Жены врачей, не подсматривайте в дверную щель кабинетов ваших мужей — это вредно для вашего семейного счастья, это грозит вам опасностями самого предосудительного свойства. Не ходите в переполненное кафе без публики, не слушайте оркестров с одним дирижером и без одного музыканта, а если захотите из мести изменить мужу с первым встречным, то не попадайте к доброму старому верному приятелю мужа. Впрочем, сумбур и бешеная гонка по улицам, прыжки из окна и головоломные истерики — все это лишь шумная прелюдия к той тишине и божьей благодати семейной жизни, которую так бесподобно может высмеять один лишь кинематограф.

[1]Не кинематограф это потому, что мы не сможем раздвинуть стены этой тесной клетушки и показать вам изломы и сжатые камнями ленты пространства современного города — с его толпами и с ритмом его лихорадочной жизни.

Увы, мы не можем показать вам на черном экране огневых надписей с названиями картин и тех крепких, как лозунг, словечек, которые мы часто бросаем в толпу, используя их как необходимую нам ритмическую паузу в монтаже.

Мы не можем вам также раздать на руки тех листочков, очаровательных своим пафосом и грациозной безграмотностью, которые после всяких пустяков и не идущих к делу вещей обрывают свой текст на самом интересном месте лукавой фразой — продолжение смотри на экране!

Итак, мы вам покажем:

На улице св. Иосифа... Лица:

Вы здесь не увидите подъезда мюзик-холла, из которого вышла танцовщица, чтобы на автомобиле уехать к себе домой. Вы не увидите лифта на 24-й этаж небоскреба на улице Св. Иосифа. Вы не увидите двух «теплых» ребят, когда они через окно чердака спустились на балкон и проникли в квартиру танцовщицы. Вы не увидите, как поглощал стриты и авеню американского города маленький «Форд», в котором было тесно двум парням, державшим на коленях женщину с платком во рту. Вы не увидите жутко прекрасных окраин большого американского города, вы не увидите маленького «блокгауза» за штабелями строевого леса, куда подкатил «Форд».

О, много прекрасных вещей вы не увидите в эту лунную ночь, потому что... у нас нет пленки. Дайте нам ее — и вы узнаете, что такое американский монтаж, талантливые кинонатурщики и как воистину по-американски прекрасен город, даже такой не американский, как Москва!

А то, что вам здесь покажут, вы, конечно, поймете — без пояснений и указательных перстов, без хриплых актерских реплик, без текста, в роковом безмолвии нашего искусства, которое умеет дружить лишь с единственным искусством звука — музыкой.

Золото

Три души сковало преступление...

Преступление? Разве преступно вырвать у слабого драгоценную барку с конденсированным солнцем — с золотом! Вот три равных доли, вот награда смелым!

Нас только двое в мире, пусть третий гибнет!

Но разве сильный не одинок? Да, да! Смерть всем, всем, кто хочет вырвать или поделить добычу, добычу сильного и одинокого!

Мне одному все алмазы, все золото, добытое моей силой и волей.

Но что ты шепчешь в предсмертной агонии, полутруп! Я отравлен!!

Все рушится — и нет никого, кроме трупов, простертых у драгоценного свертка.

Занавес, аптекарь!



[1] Начала текста нет. (Примеч. ред.)



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!