УЧЕНИЕ О «ПРЕКРАСНОМ СЛОВЕ» И ЕГО ФУНКЦИЯХ

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Рассмотрев общую концепцию прекрасного в малайской традиции, обратимся к исследованию ее частного аспекта — учению о прекрасном слове и его функциях, т. е. собственно того, как понимался этой традицией характер воздействия литературного произведения на читателя.

Прекрасному слову (произведению) присущи все исследованные выше свойства прекрасного, в частности его психологическая активность, способность трансформировать состояние души, причем именно прекрасное слово является преимущественным средством такой трансформации.

Прежде всего прекрасное слово вызывает к себе страстное влечение, любовь:

«И души мужчин и женщин, внимающих повести, превосходной по содержанию, преисполняются страстным влечением (ринду) к ней. Иные испытывают влечение (брахи) к чтецу, особенно если хорош его голос и распев, и оттого любовь в их душах преумножается. Не только душами женщин овладевает тогда беспокойство, сердца большинства мужчин, слушающих повесть, также начинают биться в лад (берпатутан) с голосом чтеца. Иные же — те, кто читают сами, слышат свой голос и, вникая в содержание повести, составленной с несказанной красотой (индах), порой также испытывают в душе страсть, влечение и любовь благодаря звукам своего голоса. И все те люди словно бы становятся одержимыми».

Приведенный фрагмент не только дает, пожалуй, наиболее яркую в малайской словесности картину воздействия словесного произведения на душу читающего или слушающего, но и косвенно свидетельствует о восприятии малайскими литераторами общего для мусульманской культуры представления о том, что в основе любви души к прекрасному лежит гармоническое соответствие ее природы природе прекрасного («если хорош его голос и распев сердца начинают биться в лад с голосом чтеца»).

Данная концепция изложена во множестве сочинений арабских и персидских авторов, в первую очередь в музыковедческих трудах. Хорошее резюме ее мы находим в «Пролегомене» Ибн Халдуна:

«Как было установлено в надлежащем месте книги, удовольствие — это достижение чего-то соответствующего. Такой вещью в чувственном восприятии может быть только качество. Если (качество) является соразмерным и соответствующим тому лицу, которое воспринимает, оно приятно, если же несовместимо с ним и несогласно — неприятно... Соответствующие зрительные и слуховые ощущения обусловлены гармоничной организацией форм и качеств видимого и слышимого. Эта организация благодаря гармоничности производит впечатление на душу и в большей мере соответствует ей.

Если объект зрительного восприятия гармоничен по приданным ему форме и очертанию и соответствует материи, из которой он создан... в чем и состоит сущность красоты и прелести, к какому бы объекту чувственного восприятия они ни прилагались, тогда этот зрительный объект гармонирует с душой, воспринимающей его, и душа, таким образом, испытывает наслаждение от восприятия чего-то, что соответствует ей. Поэтому влюбленные, особенно глубоко любящие друг друга, выражают свою крайнюю влюбленность, говоря, что их дух слился с духом возлюбленной... Красота в слуховых объектах — это гармония и отсутствие несогласованности в звуках».

Далее Ибн Халдун пишет, о том, что в мире существует целый «океан звуковой гармонии», и относит к нему не только вокальную и инструментальную музыку, но и рецитацию Корана и поэзию, оказывающие на душу такое же воздействие, как и музыка:

«Первоначально арабы имели только поэзию. Они составляли своего рода речь из равных частей, обладавших гармонической пропорциональностью в отношении числа огласованных и неогласованных согласных. В рамках этих частей они разделяли речь таким образом, чтобы каждая из них имела собственный смысл и не должна была бы опираться на другую. Такой отрезок речи они называли стихом. Он был подобающим для природы (души.— В. Б.) прежде всего благодаря разделению на части, затем благодаря гармоничному расположению этих частей в начале и конце и, наконец, благодаря тому, что им передавалось подразумеваемое значение и в нем использовались выражения, соответствующие этому значению».

То есть целостная гармония произведения (вещи; речь в своем «лафзическом» аспекте — одна из разновидностей звуковой материи) и души складывается как бы из двух гармонических сущностей: «музыкальной» по типу гармонии лафза (разделение на части, гармоническое расположение частей) и гармонии лафза с соответствующей ему идеей-образом (мана).



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!