Своеобразие чрезвычайно просто написанной хроники

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

На фоне близкой к «Малайским родословиям» «Сиакской хроники», описывающей те же события, что и джохорские исторические сочинения, особенно наглядно выступают специфические черты последних. Наиболее ранней из сохранившихся джохорских хроник (по-видимому, все произведения, повествовавшие о периоде с 1612 по 1673 г., погибли при захвате столицы Джохора войсками Джамби — государства на Юго-Восточной Суматре) являются «Записи по истории государства Джохор», созданные в середине XVIII в. автором, близким к семье бендахоры Туна Хасана, и за-вершающиеся шаиром в честь его назначения на этот высокий пост. Все внимание создателя хроники сосредоточено на политической биографии джохорского султана Сулеймана. События, предшествующие рождению этого правителя в 1699 г. и воцарению в 1722 г., изложены сжато и, как и в истории Искандара Младшего, призваны лишь создать фон описанию его царствования.

Два момента определяют своеобразие этой чрезвычайно просто написанной хроники, по временам включающей тот или иной документ. Во-первых, как и в «Миса Мелаю», в ней отсутствует мифологическое вступление и рассказ о событиях начинается прямо со злополучного нападения Джамби. Во-вторых, по форме она приближается к анналам (основной тип мусульманской историографии ) и содержит, как правило, точные даты не только правлений, но и большинства значительных событий до 1750 г.

В отличие от «Сиакской хроники» с ее минангкабоуцентрист-ской тенденцией и «Записей по истории государства Джохор» — произведения автора-малайца, который соответственно и уделил главное внимание роли малайцев в бурных событиях истории султаната XVIII в. большинство памятников джохорской историографии было создано при дворе бугийских «вице-королей» Риау (ям-туан муда) и отражает бугийский взгляд на эти сот бытия.

Произведения данной группы, написанные в конце XVIII—XIX в., весьма многочисленны. К ним относятся «Повесть о государстве Джохор» (между 1804 и 1845 гг.) и «Повесть об Опу Даеюге Менамбоне», созданная бугийским предводителем и пере/веденная на малайский язык его сыном — Густи Джамрилом. К последней, в свою очередь, восходят анонимный «Договор о верности бугийцев и малайцев» (1818 г.), а также «Родословия бугийцев» и «Родословия малайцев, и бугийцев, и всех их правителей» (1865 г.), принадлежащие перу историографа, богослова и грамматиста из семьи ямтуанов Раджи Али Хаджи. Венцом бугийскоцентристской историографии является написанная тем же Раджей Али Хаджи хроника «Тухфат ан-нафис» («Драгоценный дар»), излагающая малайскую, а затем малайско-бугийскую историю от основания Синтапуры Сери Тери Буаной до первых десятилетий XIX в. и, по мнению Р. О. Уинстедта, представляющую собой наиболее важный исторический памятник после «Малайских родословий»,.автор которого «сумел местами придать своему произведению реалистическую окраску, свойственную работе его великого предшественника».

Для бугийскоцентристских произведений, в которых описывается история на протяжении ряда правлений, характерны отсутствие мифологической части и датировка событий. Раджа Али Хаджи к тому же, несмотря на обычную тенденциозность и обусловленную ею умелую аранжировку фактов, впервые перечисляет используемые источники, а иногда дает и их критическую оценку. Вероятно, бесспорное возрастание историчности, присущее поздним джохорским хроникам, до некоторой степени можно объяснить влиянием на их авторов традиций более достоверной и фактологически точной бугийской историографии. Однако те же черты отразились и в собственно малайских «Записях об истории государства Джохор», из чего следует, что они были характерны для джохорской историографии второй половины XVIII—XIX в. в целом и знаменовали собой завершающий этап эволюции малайской «исторической литературы» — наибольшее приближение к стандартам мусульманских династийных анналов при сохранении многих национальных особенностей.

 



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!