СОСТАВ МАЛАЙСКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Гармонизировать «красотой звучания и значения» душу человека и тем самым создавать условия для воспитания у него куртуазного поведения был призван широкий круг беллетристических сочинений, отчасти заимствованных, отчасти более или менее оригинальных, представавший читателю как некий письмен-но-устно-театральный континуум. Вполне понятно, что именно к этой области — периферии не только человеческой психики в ее традиционном понимании, но и самой исламизированной культуры малайцев — было отнесено наследие домусульманских времен: продолжавшие переписываться сочинения, восходившие к санскритскому эпосу и пуранам, которые проникли в малайскую литературу, как правило, через яванское посредство («Повесть о Сери Раме», «Повесть о победоносных Пандавах», «Повесть о Санг Боме» и др.); многочисленные повести и поэмы о Панджи; произведения, несущие отпечаток южноиндийского, главным образом тамильского, влияния (например, завершение «Повести о Чекеле Ваненг-пати»).

Другим существенным компонентом малайской беллетристики продолжали оставаться мусульманские (персидские или индо-пер-сидские) сочинения. Одни из них, подобно «Повести об Искандаре Двурогом» или «Повести об Амире Хамзе», преподносили неофитам истины новой веры в столь увлекательной форме, что содержали не меньше «прекрасных» фантастических мотивов,.чем повести и поэмы, специально призванные «утешать в печали». Другие (по крайней мере частично) — знакомили их опять-таки с южноиндийской традицией, но уже мусульманской, восходящей к деканским романическим дастанам.

Наконец, по-видимому уже в классический период, параллельно с появлением в малайской словесности новых жанров пережил определенную трансформацию старый жанр волшебно-авантюрных повестей, и на его основе сформировалась довольно специфическая жанровая разновидность романических хикаятов и шаиров.

Повести синтетического типа. Прозаические сочинения названной разновидности, обязанные множеством нарративных мотивов и описательных клише индийской, яванской и ближневосточной традициям, в отличие от повестей раннемусульманского периода не могут быть возведены к какой-либо одной из них, отличаются синтетическим характером и в достаточной мере самобытны. Так, несмотря на значительную близость к памятникам дастанного жанра, широко распространенного на Ближнем Востоке и в Индии8, повести синтетического типа но являются переводами или переработками каких-либо определенных иноязычных сочинений. Их творцы, сумевшие на основе требований жанровой формы хикаята сплавить в единое целое разнородные по происхождению мотивы, обнаруживают, по удачному выражению А. Баузани, «свойства создателей уравновешенных конструкций». При этом вопреки мнению итальянского ученого, данные свойства присущи не только автору исследованной им «Повести о Махарадже Али», но вообще той культурной среде, в которой создавалась данная разновидность хикаятов. По крайней мере уравновешенность конструкции отмечает лучшие образцы волшебно-авантюрных повестей, написанных во второй половине XVI—XVII в. Соединение в этих повестях разнородных изобразительных элементов можно продемонстрировать на примере весьма типичного для них по стилю описания битвы Индрапутры с царевичем Дэвой Лелой Менгерной из «Повести об Индрапутре».

 

 



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!