Систематический трактат

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (1 голосов, средняя оценка: 1,00 из 5)
Загрузка...

MP содержат некоторые данные о собственно мусульманской литературе у малайцев в конце XIV — начале XVI в. Судя по сообщениям этой хроники, в Пасее и Малакке изучались арабская грамматика, богословие и юриспруденция (фикх). В MP содержатся рассказы об учителях арабского языка и суфийских наставниках, учениками которых среди прочих были и султаны Малакки Мансур-шах и Мухаммад-шах, а также о некоем Туне Мухаммаде, знавшем арабскую морфологию и синтаксис и разбиравшемся в фикхе и науке об основах веры (илму усул). Наиболее компетентными знатоками богословия у малайцев, по-видимому, считались теологи Пасея; к ним обращались за разъяснением спорных теологических проблем. Что же касается фикха, то его влияние ощущается в таком безусловно относящемся к XV в. юридическом сочинении, как «Малаккское уложение», тогда как созданный в то же время морской кодекс еще сохраняет все черты обычного права.

Наряду с житиями Пророка малайцы, как можно полагать, интересовались и суфийской агиографией. Это видно, в частности, из двух рассказов MP. Первый из них посвящен «многознающему» кади Юсуфу, не желавшему учиться у суфийского наставника Мауланы Абу Бакара, но однажды случайно увидевшему, что тело праведника окружает сияние, «точно пламя — фитилек свечи», и с тех пор ставшему его ревностным последователем. Второй повествует о том же кади Юсуфе, который, сам став суфийским учителем, однажды не впустил в дом султана Махмуд-шаха, явившегося к нему с многочисленной свитой, но согласился принять государя в ученики, когда тот, сопровождаемый лишь двумя слугами, с книгой в руках постучался в его дверь. Такого рода истории весьма характерны для сборников житий суфийских шейхов. Второй рассказ из MP, например, обнаруживает сходство с эпизодами из житий Фудайла ибн Ийяда (его встреча с Харуном ар-Рашидом), Харакани (свидание святого с Махмудом Газневидом) и др.,. К сожалению, нам ничего не известно о том, как именно и в какой форме (письменной или устной, на арабском, персидском или малайском языке) распространялась суфийская агиография у малайцев в XIV—XV вв.

Зато MP приводят название одного из первых систематических трактатов по суфизму, с которым познакомились в Малакке. В версии у этой хроники рассказывается: «После этого с корабля сошел маулана Абу Бакар, привезший книгу „Дурр Манзум" (Нанизанный жемчуг). Когда он прибыл в Малакку, султан Мансур-шах оказал ему множество почестей и приказал в торжественной процессии доставить во дворец».

«И султан Мансур-шах начал учиться у мауланы Абу Бакара, тот же всячески его прославлял, ибо, обладая просветленным сердцем, государь приобрел обширные познания. И султан Мансур-шах приказал отослать „Нанизанный жемчуг" в Пасей господину Пематакану, дабы тот изъяснил его смысл. Господин Пематакан откомментировал книгу и препроводил ее в Малакку. А султан Мансур-шах очень тому обрадовался и передал комментарий к „Нанизанному жемчугу" маулане Абу Бакару. Тому пришлись по душе слова, в которых было изъяснено значение „Нанизанного жемчуга", и он очень хвалил господина Пематакана».

Трудно судить, к какой из стиховых форм относились упоминаемые в «Хикаят Патани» икат-икатан. Напоминали ли они по рифмовке (а само название жанра указывает на рифмованный стих) шаир, или длинный «прошитый» пантун (см. с. 359), или тирадные поэмы типа тех, что распространены и поныне в султанате Ке-лантан ?

Возможно, как считает А. Тэу, этот термин обозначал вообще всякое стихотворное произведение. Ответить на этот вопрос могут лишь дальнейшие исследования. Так или иначе, ни MP, ни ПРП не дают оснований для предположения о том, что в Пасее или Ма-;лакке создавались образцы регулярной письменной поэзии на малайском языке (типа позднейших шаиров). Шаирные строфы, описывающие сад волшебницы с горы Леданг, обнаруживаются лишь в редакции MP 1612 г. и отсутствуют в ранней версии У. По-видимому, в раннемусульманский период на смену поэтическим жанрам на санскрите, а позднее — древнемалайском языке, но в санскритских метрах еще не пришли новые — литературные, и их функции даже в придворной среде в тот период исполняли фольклорные жанры. Влияние фольклорных жанров осталось достаточно ощутимым и в наиболее ранних шаирах, созданных на рубеже XVI—XVII вв. Хамзой Фансури.



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!