Сиакская хроника

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Любопытно, что, подобно автору «Сиакской хроники», излагая историю гибели султана Махмуда, но стремясь при этом обосновать законность бугийского завоевания Джохора, Раджа Али Хаджи не столь ригористические, как его предшественник, относится к идее цареубийства. Он сначала показывает безумие поступков султана, в частности казни им беременной жены одного из придворных, а «по адату, хорошо известному в XIX в. на Риау, безумный или изменивший вере правитель должен быть низложен»; затем сводит до минимума и оправдывает действия бендахары и, наконец, отказав Радже Кечилу в родстве с Махмудом, делает бендахару законным наследником бездетного султана. Лишь на непосредственного убийцу обрушивается кара за вероломство (дерхака), и из его ран вырастает трава.

Кедах на Малаккском полуострове создается историческое, а точнее, квазиисторическое сочинение, по-иному отражающее тот же этап глубинной исламизации малайской историографии. Это — известная «Повесть о Маронге Махавангсе», по чистому недоразумению в свое время названная «Кедахскими анналами», ибо она не только не обладает анналистической структурой, но вообще лишена дат. В этой повести, являющейся своеобразным историческим адабом для правителей, осколки «мифа о происхождении» настолько сильно оттеснены на периферию, что даже не связываются с личностью основателя династии. Местная мифология замещена в ней несколько трансформированными эпизодами из мусульманских литературных источников, призванных обосновать историософскую концепцию автора, доказывающего, что беды Кедаха как в прошлом, так и в настоящем обусловлены тяготеющим над ним проклятием, избавиться от которого можно лишь на пути строгого мусульманского правоверия.

Итак, даже такой беглый обзор малайской исторической литературы позволяет выделить несколько этапов в ее эволюции и в самом общем виде наметить их хронологию. Первый и второй этапы приходятся преимущественно на XV — середину XVI в. («Повесть о раджах Пасея», «Малайские родословия», «Повесть о Банджаре»), третий этап — на первую половину XVII — вторую половину XVIII в. («Повесть об Аче», «Миса Мелаю»), четвертый — на вторую половину XVIII—XIX в. («Записи об истории государства Джохор», бугийскоцентристская историография, «Повесть о Маронге Махавангсе»). Следует помнить, однако, что данная периодизация указывает лишь на некий вектор эволюции малайской историографии в целом. Эмпирическая же картина демонстрирует, во-первых, определенную плавность перехода от одного типа хроник к другому, а во-вторых, сосуществование типов, которые относятся к различным этапам, что объясняется своеобразием в соотношении домусульманских, раннемусульманских и классических элементов в каждом из литературных центров — неоднородностью исламизации центральных и периферийных районов малайского мира.



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!