Сценарий

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Решение всех этих задач, обязательное, как ясно без особых доказательств, при создании «тематического» фильма, в своей основной части необходимо также и при работе над «событийной» картиной2. В этом последнем случае кинорепортажу, непосредственному наблюдению и съемке жизни отводится, конечно, гораздо большее ме­сто, и роль оператора, естественно, возрастает. Но это от­нюдь не означает, что пропорционально снижается ответ­ственность сценариста за будущее произведение. Много­летняя практика работы советского документального ки­но неопровержимо доказала, что кинематографическое воплощение художественного замысла фильма, подска­занное сценарным планом, в дальнейшем, как правило, серьезно влияет на работу оператора и режиссера, облег­чает ее, а во многих случаях даже определяет собой об­разную ткань картины. Достаточно вспомнить хотя бы созданный в 1955 году фильм «Варшавские встречи», рассказывающий о V Всемирном, фестивале молоде­жи и студентов. В его сценарии, написанном А. Аджубе- ем, Е. Боссаком и Б. Ивановым, были не только четко

раскрыты содержание и композиция произведения, но и намечены ведущие герои, определены главные и, как по­том оказалось, лучшие сцены: эпизод с варшавским го­лубем, «дом Шопена», «в Освенциме» и ряд других. Удач­но был решен сценарий и такого чисто репортажного в своей основе фильма, как «О Москве и москвичах» (ав­тор А. Аджубей). В нем найден интересный прием кино­наблюдения за жизнью одного из домов столицы, пол­ностью предвосхитивший аналогичный эпизод фильма, намечена образная форма рассказа о промышленности Москвы (путь металла от бруска стали до готовых изде­лий), разработана тема «иностранцы в Москве» и т. д. Почти целиком сохранили свою литературную первоос­нову репортажные фильмы «Мы были на целине» (автор Л. Браславский), «Мы подружились в Москве» (автор Е. Воробьев) и многие другие.

При съемке документального фильма даже по самому точному сценарию не исключена, конечно, возможность того, что живая, вечно текущая жизнь внесет в него до­полнения и коррективы. Порой они бывают даже весьма существенными. Так произошло, например, с фильмом «Повесть о нефтяниках Каспия», одна из лучших сцен которого — кульминационный эпизод с пожаром — не предусматривалась в сценарии И. Осипова, И. Касумова и Р. Кармена. Аналогичный случай имел место при съем­ке фильма «Днепрогэс», где сцена аварии, также заняв­шая при монтаже одно из центральных мест, появилась неожиданно, в ходе самого жизненного события. Столь же неожиданно был снят напряженный момент перекры­тия Ангары, когда река вдруг изменила свое течение и весь напор ее обрушился на перемычку левого берега («Покорители Ангары»). Не предполагалась в замысле сценария фильма «Мы за мир!» драматическая сцена избиения молодежи в западном секторе Берлина. Однако ни эти, ни другие подобным же образом возникшие эпи­зоды существенно не повлияли на композицию фильмов, как она была задумана их авторами, и лишь дополнили, углубили их.

И, наконец, последнее замечание, связанное с созда­нием сценария документального фильма.

Выше приводились многочисленные примеры того, Как в фильмах была нарушена правда жизни, как в не­которые из них проникли чуждые кинодокументализму

инсценированные сцены. Истоки этих ошибок в большин­стве случаев были заложены в сценариях картин.

Вот еще несколько типичных фактов.

В сценарии фильма «Дорога в жизнь» (1958), напи­санном Л. Кабо, мы читаем:

«Ребята уходят, Любовь Викторовна смотрит им вслед — а перед глазами ее всплывает вдруг солнечная лесная поляна. Яркое лето. Она с му­жем собирает цветы —оба они молодые, веселые.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!