Романические шаиры

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Не исключено, что параллелизм индийского и малайского литературных синтезов не есть лишь типологическое схождение и что опыт писателей и поэтов мусульманской Индии XVI—XVII вв. послужил катализатором для создания синтетических произведений их малайскими современниками. Исследование этой практически не изученной проблемы могло бы, вероятно, прояснить многое в истории малайской литературы классического периода.

Романические шаиры, как правило, рассматриваются в качестве неких стихотворных аналогов волшебно-авантюрных повестей (см., например, ). Все же, несмотря на значительное сходство обоих жанров и порой вторичность того или иного шаира по отношению к определенному хикаяту, версификацией которого он является, различия между ними довольно велики. Во-первых, хотя в шаирах, как и в хикаятах, важную роль играет композиционный принцип, не композиция, а сюжет, обычно не слишком разветвленный, выступает в них началом, организующим все повествование. Во-вторых, шаирам в гораздо большей степени, чем хикаятам, присущи черты психологизма и лиричность — в частности, весьма значительное место в них занимают крайне редкие в повестях лирические монологи, которые вслух или про себя произносят герои. Обе эти черты с наибольшей выразительностью воплотились в «Поэме о Бидасари».

Кроме того, не тождественны оба жанра, и по своей тематике. Шаир более «демократичен», чем хикаят,— для него чрезвычайно характерны «женская»19 и «купеческая» темы, появляющиеся лишь в отдельных повестях («Повесть о Джаухар Маникам», «Повесть о Таваддуд», «Повесть о Дарме Тасие», «Повесть о том, как купеческий сын стал раджей»), ближе ко второй половине XVIII — началу XIX в., когда на смену синтетическим хикаятам постепенно приходят произведения, в которых уже безраздельно господствует дух ислама, а описываемые события происходят на Ближнем Востоке. Наконец, различия жанров шаира и хикаята могут быть прослежены и в языковой сфере, прежде всего в лексике.

Наряду с небольшим числом специфических поэтизмов — существительных и местоимений — в шаирах представлено довольно много прилагательных, простых и составных, которые почти не употребляются в произведениях прозаических: покта — «прекрасный, наилучший»; бена — «необычайный, привлекающий внимание»; гана — «могущественный»; шахда — «красивый»; ангкара — «злой, дерзкий»; бахари — «молодой, блестящий», а также биджак-бестари — «вежественный и учтивый»; муда-джаухари — «молодой и вежественный»; усул-бестари — «родовитый и учтивый». По-видимому, широкое использование их в поэзии, главным образом в конце стиха (в малайском языке определение следует за определяемым), связано с довольно строгой рифмовой избирательностью шаира, превратившей эти прилагательные в своего рода «постоянные» эпитеты.



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!