Проникновение в умопостигаемый мир

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Резюмируя содержание этого фрагмента, можно отметить следующее. В душе — «мире воображения» в ее обычном (не просветленном) состоянии непрерывно протекает поток «мерцающих» (кокетничающих) прекрасных образов внешней реальности, доставляемых чувствами. Этот изменчивый поток требует неустанного контроля со стороны интеллекта («постоянно закрывайся щитом всемогущества», т. е. интеллектуального, умопостижимого). При отсутствии такого контроля и регуляции человек, очарованный красотой изменчивых образов, может утратить понимание того, что эти образы суть лишь знаки высшей ноуменальной сферы, придать им самодовлеющее значение и впасть в забытье — как бы остаться лишь при животной душе, способной только к чувственному познанию («там они забылись в животном вожделении»).

Для проникновения в умопостигаемый мир интеллекции необходимо «отправиться» из мира воображения, т. е. как бы отключить чувства, остановить отвлекающий поток внешних впечатлений. Это не только создает возможность постижения ноуменальной сферы, но и просветляет воображение, делает его проницаемым для лучей интеллекта. Газали пишет об этом в своем комментарии к «Световому айату»:

«Стекло символизирует второй аспект — воображение, которое, как и стекло, есть часть материального мира... Как и стекло при его изготовлении, оно первоначально непроницаемо для лучей интеллекта... Когда же воображение прояснено утончено, оно обретает сходство с Активным Интеллектом или духовным сердцем и становится прозрачным для его света».

Исследовав логическую очередность этапов создания вещи и особо остановившись на вопросе о том, какими органами интеллекции и формирования образов наделен человек в мусульманской, и в частности малайской, традиции, обратимся к анализу творческого акта как динамического целого, рассматривая его теперь в аспекте «восхождения» — процесса, протекающего в сознании поэта.

Малайская традиция позволяет говорить о двух путях, которышя следовали поэты при осуществлении рецептивной фазы творческого акта.

Первый путь, реже упоминающийся в предисловиях, связан с усвоением общих идей опосредованно, в результате обучения. Это путь людей знания, эрудитов, «ученых» (пандита). Важнейшую роль в его реализации играет способность к накоплению знаний в памяти — меморизация — и к воспроизведению усвоено то в необходимый момент.

Психологический механизм творчества поэта-эрудита вполне ясен: общие идеи (или план произведения), воспринятые извне, в частности от наставника, существуют в его памяти и, переходя юттуда в воображение, также определенным образом тренированное, «обученное», фиксируются затем в тексте. Таким образом, рецептивная фаза создания поэмы в данном случае тождественна обучению. Характер последнего подробно объяснен в знаменитой «Пролегомене» арабского философа и историка Ибн Халдуна, согласно которому поэт-эрудит абстрагирует из стихотворений предшественников общие модели для выражения тех или иных поэтических смыслов, запечатлевает эти модели в воображении и потом на их основе создает свои произведения. Это, таким образом, путь «рационального» получения общих идей «снизу», за счет их абстрагирования от словесной материи, а не «интеллектуального» вдохновения свыше — восприятия идей из ноуменальной сферы, иерархически более высокой, чем душа.

«И пусть тот, кто осуществляет этот зикр (т. е. зикр, основанный на повторе-ми формулы „Нет бога, кроме Аллаха".— В. Б.), возведет мысленный образ слов „Нет Бога" от пупа вверх и ударит себя по груди мысленным образом слов „кроме Аллаха", с тем чтобы воздействие этого зикра присоединилось ко всем членам, укрепилось в нем, увековечилось в нем и чтобы, если это угодно Всевышнему, он увидел Его Бытие.



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!