Профессия и репортаж чувств героя

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Все эти черты роднят фильм «Хлеб наш целинный» с такими выдающимися произведениями образной кинопу­блицистики, как «Боринаж» и «Зюдерзее» йориса Ивен­са, «Днепрогэс» О. Подгорецкой и М. Большинцова, «Повесть о нефтяниках Каспия» и «Покорители моря» Р. Кармена, где также преодолена опасность абстракт­ности в решении значительной публицистической темы, созданы впечатляющие образы трудовых коллективов людей и одновременно с этим даны их четкие индивиду­альные характеристики.

Существуют, однако, и прямо противоположные мето­ды образного рассказа о человеке.

Если выше говорилось о том, что ярко выявленное отношение человека к труду косвенно характеризует и сам труд (сюжет о доярке Вишняковой); если в филь­мах «Повесть о нефтяниках Каспия», «Хлеб наш целин­ный» и многих других психологическое раскрытие чело­веческого образа неотделимо от впечатляющего показа трудового коллектива и того дела, которому он отдает свои силы, то в таких произведениях, как, например, «Шел геолог...» или «Огни Мирного», эта связь просле­живается заметно слабей. На первое место в этих и дру­гих картинах выступает не сам человек, а те условия,

в которых он работает (тайга в очерке «Шел геолог.. то новое, что создается на земле в результате его труда (расчистка леса, строительство поселков и рудников в том же фильме). «Виновников» всех этих перемен — Оле­га Кабакова и его товарищей-геологов— авторы, как мы помним^ очень долго не показывают совсем. А когда они появляются на экране, то опять-таки об их выдержке, упорстве, мужестве зрители судят не столько по тому, как они действуют в момент, когда их снимал киноопе­ратор, сколько по обстановке, которая их окружает, а главное — по результатам их работы.

С особой четкостью этот принцип отраженного публи­цистического повествования воплощен в одном из эпи­зодов фильма А. и Э. Торндайков «Операция «Тевтон­ский меч».

Характеризуя деятельность гитлеровского генерала Шпейделя в годы Великой Отечественной войны, авто­ры демонстрируют кинодокументы, показывающие от­ступление из России разгромленной 8-й армии, проводив­шееся по его приказу. В фильме монтируются кадры, запечатлевшие горящие деревни, обстрелы гитлеровски­ми солдатами мирного населения, взрывы железнодо­рожных путей, заводов, целых кварталов советских го­родов. Отступая, Шпейдель оставлял за собой выжжен­ную, мертвую землю.

Поле. В клубах дыма от горящего вблизи селения проезжает машина с немецкими солдатами. Наплывом появляется портрет Шпейделя в гитлеровской форме. Затем наплывает портрет Шпейделя в форме генерала НАТО. На этом сопоставлении диктор заключает:

«Это «атворил гитлеровский генерал обычным ору­жием. Можно себе представить, что натворил бы гене­рал НАТО Шпейдель сегодня, при помощи атомного вооружения...».

В описанной сцене охарактеризованы действия (а очевидно, и душевные качества) людей, в корне отлич­ные от того, о чем повествуют авторы «Огней Мирного» или «Шел геолог...». Мы наглядно видим проявления звериной ненависти, тупости, жестокости гитлеровских оккупантов. Вместе с тем сущность и цель примененного кинопублицистами приема остаются прежними. Под­чиненный общему развитию творческого замысла Торн­дайков, этот эпизод занимает важное место в той це­

почке фактов, документов, сцен, из которой вырастает в конце концов зловещий образ фашистского преступ­ника, разоблачению которого и посвящен фильм.

Наблюдение и передача свободно проявляющихся че­ловеческих чувств достигаются в кинопублицистике раз­личными средствами.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!