Перо хрониста история Малакки

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Автор «Малайских родословий», как и его пасейский предшественник, описывает историю постепенного возвышения и стремительного падения государства, историю, в которой наглядно воплотилась излюбленная идея мусульманских хроник об эфемерности земной славы. Труд этот поражает незаурядной эрудицией. Автор свободно оперирует местными и общемалайскими мифами и легендами, этиологическими преданиями и народными песнями, родословиями государей, устными «мемуарами» знатных родов и множеством литературных источников. К тому же он умеет на языке подлинника процитировать хадис, персидское изречение или яванскую «частушку». Сплавивший все эти элементы воедино, автор родословий может считаться одним из пионеров литературного синтеза, характерного для последующего развития малайской словесности.

Под пером хрониста история Малакки при верных изначальному договору потомках Искандара Двурогого превращается в непрерывное восхождение к вершинам славы. Основание города на сулящем удачу месте и превращение его из богом забытой рыбацкой деревушки в крупный торговый порт, в котором распространился ислам, воспринятый от самого Пророка при третьем правителе — Мухаммад-шахе; отражение нападений сиамцев при его сыне Мухаммад-шахе: в первый раз малаккцы заставили врага поверить, будто подожженный лес — это костры неисчислимого малаккского войска, а во второй с помощью чар некоего потомка Пророка извели сиамского предводителя; заключение мира с Сиамом и начало собирания малайских земель, особенно успешное в годы правления Мансур-шаха, установившего дружественные отношения с Китаем и Маджа-пахитом; продолжение завоеваний и централизации страны при его наследнике султане Алааддине, столь твердо державшем в узде вассальных князей, что без его одобрения они не смели вынести подданному смертный приговор,— таковы основные вехи этого блистательного восхождения.

Дворцовые перевороты наподобие происшедшего темной, туманной ночью убийства малолетнего султана Абу Шахида, интриги и распри в среде высших придворных, случаи неповиновения вассалов — все это до поры до времени лишь частности, неспособные, по мнению хрониста, умалить величие целого. И, изображая это величие, автор родословий прибегает ко всем доступным ему средствам: от традиционных описаний выигранных битв, когда «мечи сверкают, словно скрещивающиеся молнии», а «кровь потоками струится по полю брани», до любимых им историй о малаккских дипломатах, хитроумных, находчивых и умеющих даже в самых неблагоприятных ситуациях защитить честь государя от подробнейшего, красочного изображения пышных придворных церемоний, обычаев и запретов до рассказов о богатстве посещавших Малакку купцов, о бесчисленных базарах города, столь густонаселенного, что, отправляясь на его далекую окраину, не надо брать с собой огня, ибо повсюду путника окружают дома горожан. С подлинно имперским размахом хронист переносит нас из одного вассального княжества в другое, не забывая упомянуть об их истории, великих людях, внутренних неурядицах и природных богатствах. Точно опытный государственный деятель, озабоченный выработкой долгосрочной политики, он приводит перечни «великих держав», а затем показывает, как шаг за шагом Малакка превосходит их или по крайней мере становится с ними вровень.



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!