Открытость волшебно-авантюрных синтетических хикаятов

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

По-видимому, более явная, чем прежде, тенденция к орнаментальное композиции и стилистического строя синтетических хикаятов наряду с отмеченными изменениями в образе их героя и присущей им «картины мира» и есть те специфические формы, в которых дальнейшая мусульманизация малайской литературы проявилась в волшебно-авантюрных повестях.

При всей открытости волшебно-авантюрных синтетических хикаятов для внешних влияний они сохраняли многие чисто малайские черты. Важнейшей особенностью повестей был их «наивный реализм». Малайские литераторы подробно описывали характерные жесты героев, бытовые детали, повадки животных, каждое движение сражающихся противников, переливы лунного света на гранях драгоценного камня. Столь пристальное внимание к незначительным на первый взгляд деталям явилось наследием устных народных сказаний, где эта особенность выражена еще отчетливее. Не только разворачивая повествование, но и следя «боковым зрением» за мелочами жизни, авторы повестей как бы стремились показать действительность в ее полноте и многокрасочности, пробудить у читателя и слушателя «вкус к жизни». Другим проявлением исконно малайской фольклорной стихии в повестях было включение в них импровизированных четверостиший — пантунов, в обмен которыми обычно выливалась беседа влюбленных.

Наконец, и это также весьма характерно, в поле зрения литераторов постоянно находился малайский прибрежный город. Город этот, обнесенный стенами, неизменно стоял в устье реки при ее впадении в море, приветствуя вернувшегося царевича пальбой из пушек и высылая навстречу его кораблю, входящему в устье, лодку — именно так, как это описывалось в хрониках и происходило в действительности. Авторы повестей самим ходом рассказа зримо воссоздавали запруженные толпой базары, широкие улицы, ведущие к площади перед дворцом и украшенные по случаю возвращения героя, разбросанные там и тут отдельные кварталы-кампунги, живущие достаточно уединенной жизнью, чтобы Индрапутра, например, мог незамеченным построить на реке подле одного из них волшебный корабль, и настолько удаленные от центра города, что царевна, находившаяся во дворце, не могла понять, откуда доносятся звуки оркестра Индрапутры. Черты малайской жизни отразились и в описаниях многочисленных церемоний, занимающих значительное место в повестях.

Время возникновения синтетических повестей. До сих пор хикаяты синтетического типа без особых оговорок рассматривались как явление, возникшее в классический период малайской литературы в определенном выше смысле. Такой взгляд на них, однако, отнюдь не является общепринятым и нуждается в аргументации.

Р. О. Уинстедт считал, что повести синтетического типа «не всегда по времени, так как многие из них принадлежат уже к мусульманскому этапу малайской истории, но, во всяком случае, по содержанию и по духу» относятся к «периоду перехода от индуизма к исламу», и датировал многие из них ма-лаккским периодом. С тех пор этот взгляд прочно утвердился в историях малайской литературы, а также в немногочисленных специальных исследованиях, посвященных этому жанру. Думается, однако, что отнесение синтетических повестей к переходному периоду, понимаемому как период малаккский, едва ли правомерно. Пока что ни одна из них не может быть достоверно датирована столь ранним временем.

 



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!