Образ Кирана Лангу

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Особого внимания заслуживает представленный в ЧВП и некоторых других произведениях о Панджи мотив плавания яванского царевича в Танджунг Пуру и его брака с дочерью местного правителя. В MP, как уже отмечалось, дважды встречаются аналоги этого мотива. Если вновь обратиться к образу царевича Танджунг Пуры — Кирана Лангу из MP, можно заметить, что конструкция этого образа весьма сложна. Наряду с рассмотренными; выше чертами Радена Ину ему присущ также ряд черт Гунунгса-ри, брата Чандры Кирана из ЧВП. В ЧВП Гунунгсари отплывает из Тубана в «страны за морем», в морском бою наносит поражение флоту правителя Танджунг Пуры.. и женится на его дочери. В MP буря уничтожает флот правителя Танджунг Пуры и выбрасывает его сына на берег Явы, где он женится на дочери правителя Маджапахита. Таким образом, в обоих произведениях присутствуют сходные мотивы8, только в MP они представлены как бы с обратным знаком, в «обращенной» форме.

Нельзя не заметить, что именно ЧВП дает основания для контаминации образов Ину и Гунунгсари. В этом произведении не только ярко прослеживается параллелизм обоих образов, особенно в описании любовных отношений Чекела — Чандры Кираны; и Гунунгсари — Ракны Вилис, но и происходит сюжетная подмена одним героем другого. Обычно в сказаниях о Панджи великан похищает Ракну Вилис и Гунунгсари спасает ее. В ЧВП же великан похищает Чандру Кирану и в роли ее спасителя, естественно, выступает Чекел.

Примечательно и то, как резко разграничены в образе Кирана Лангу «линия Ину» и «линия Гунунгсари»: мотивы первой линии даны в авторском повествовании, мотивы второй — в собственном: рассказе Кирана Лангу о себе.

Наконец, само имя Кирана Лангу (скорее женское, чем мужское), так же как и изложение в MP «прямой» версии женитьбы, маджапахитского государя на принцессе Танджунг Пуры, свидетельствует о знакомстве автора MP с той версией «мотива Танджунг Пуры», которая излагается в ЧВП и близких к нему произведениях. Можно предположить, что обращение этого мотива было вызвано сознательным желанием автора MP заменить отраженную в ЧВП «яваноцентристскую», «агрессивную» концепцию установления яванского сюзеренитета над одним из крупнейших во время составления памятника малайских государств «мирной» «малайскоцеитристской» концепцией.

Согласно ей, правители Маджапахита не только происходят по женской линии от потомков Искандара (Александра Македонского), от которых ведут свой род и государи Малакки, но с некоторого времени оказываются связанными с последними и по мужской линии. Батарой Маджапахита с этого момента становится малайский царевич, причем свою власть он устанавливает исключительно мирным путем, по воле самой правительницы страны. Последнее обстоятельство, по-видимому, и приводит к опусканию и ослаблению «агрессивных» мотивов ЧВП — мотивов вооруженной борьбы с претендентом на руку царевны и морского боя за Танджунг Пуру. Замещение мотива морского боя мотивом бури позволило автору MP объединить и развить в образе Кирана Лангу «линию Радена Ину» и «линию Гунунгсари», не слишком отклоняясь от «романа» о Панджи, послужившего ему источником, и не противореча своей политической задаче. Не случайно эпизод о Кирана Лангу помещен в весьма важном идеологически.месте MP — после упоминания о трех величайших государствах островного мира: Маджапахите, Пасее и Малакке и перед рассказом о женитьбе малаккского султана Мансура на маджапахитской царевне.

Рассказ о женитьбе султана Мацсура на царевне Маджапахита (Чандре Киране!) представляет собой как бы второй ход «псевдосказания о Панджи». В подобных вторых (третьих и т. д.) ходах сказаний описывались события, связанные с новым торжеством Панджи и его сподвижников над соперниками, и новые браки царевича. «Малат», например, дает нескончаемую вереницу почти одинаковых сцен, в которых Панджи приобретает все новых и новых жен. Обращает на себя внимание хо, что в данном эпизоде MP соперниками султана Мансура, претендующими на руку Чандры Кираны, являются царевичи Танджунг Пуры и Дахи (не яванской, а калимантанской, расположенной по соседству с Танджунг Пурой).

Таким образом, если в первой части гл. IX MP малайский царевич из Танджунг Пуры торжествует в Маджапахите, то во второй ее части правитель Малакки утверждает свой приоритет над государем Танджунг Пуры, выступая тем самым могущественнейшим из малайских правителей.

Итак, источником «псевдосказания о Панджи», включенного в MP, по-видимому, послужило произведение, близкое к ЧВП, однако включавшее некоторые элементы, сохранившиеся в «Повести о Найя Кесуме», и трансформированное под влиянием «малайско-центристской», а точнее, «малакко-центристской» политической концепции автора MP.

 



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!