Контрапункт режиссера

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (2 голосов, средняя оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...

Как и в свое время М. Кауфман, автор «Освобожден­ной Франции» в наиболее острые моменты действия об­ращается к приему стоп-кадра. Однако если у Кауфмана в фильмах «Москва» и «Весной» остановка изображения заостряла внимание зрителя на содержании лишь дан­ного кадра, подчеркнуто фиксировала статичный результат известного процесса (вспомним, например, застывшее лицо женщины, выпившей водку), то у Ютке­вича подобные кадры неразрывно связаны с общим развитием повествования, рассматриваются в дина­мике жизни, временных и — что самое важное — глубо­ких общественно-исторических связях. По­

мимо того, сцены эти отличаются от опытов «кино- ков» несравненно более сложной драматической структу­рой.

В фильме «Освобожденная Франция» прием останов­ки изображения используется дважды.

В первом случае мы видим высадку воздушного де­санта союзных войск в Нормандии. Крупным планом вы­деляется подготовившийся к прыжку парашютист. Вне­запно изображение застывает. И словно обращаясь к этому неизвестному воину, одному из тысячи среди тех, кто через несколько минут вступит с оружием в руках на французское побережье, диктор говорит: «Солдат! Под тобой земля Франции! Вспомни, какой она была, и ты еще яростнее будешь сражаться за ее освобождение!» Далее следует рассказ о героическом прошлом этой страны, о красочной жизни ее народа. Мысль кино­публициста подчеркивает значительность происходя­щего, связывает его с историческими судьбами Франции.

Во втором случае в нелепой, карикатурной позе за­стывает на экране Гитлер. Только что он улыбался, по­хлопывал себя по животу, раздавал ордена приближен­ным. Да, у него были причины радоваться. Ведь эта сцена происходит в Компьенском лесу — в том самом месте, где двадцать два года назад французский маршал Фош диктовал условия перемирия немцам! А сейчас здесь подписывается капитуляция Франции... Но вот, словно голос истории, голос объединенных для общей борьбы французского и советского народов, в этот по­зорный фарс «вмешивается» диктор. «Довольно паясни­чать!»— резко говорит он. И сразу же—кадр уличного боя. Красноармеец бросает гранату. Падает убитый гитлеровец. «Он уже не в Париже, этот солдат». Появляется схема окруженной армии Паулюса. Ее сменяет занесенное сне­гом кладбище фашистов. Размеренно, веско звучат слова: «Так героическая Красная Армия в неслыханных битвах за город на Волге отомстит за город на Сене. Так сгниют здесь «покорители» Европы». Снова кадр, показывающий Гитлера. Гитлер «оживает», пожимает руки окружающим его генералам. К нему подходит Петэн. На этом изобра­жении слышны заключительные фразы диктора: «А пока смейтесь, господин Гитлер. Вам предстоит принять главу «правительства Виши» Петэна.. .».

Итак, у М. Кауфмана время «остановилось» для того, чтобы мы могли лучше рассмотреть сидящую на качелях девушку («Москва») или болезненную гримасу, исказив­шую лицо женщины («Весной»). В созданном два деся­тилетия спустя фильме «Освобожденная Франция»

С. Юткевич остановил кадр не только, чтобы сатириче­ски осмеять застывшего с нелепо поднятой ногой Гит­лера или показать парашютиста в момент прыжка. Мы видим за всем этим еще и многое другое: исторический фон драмы, яркое эмоциональное чувство художника, политическую характеристику события. Прием М. Кауф­мана обогащается страстной публицистической мыслью, неизмеримо усложняется за счет расширения простран­ственных и временных рамок действия, его отчетливой драматизации. 4

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!