КОНЦЕПЦИЯ ПРЕКРАСНОГО В МАЛАЙСКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Итак, в результате правильного выражения внутреннего (идея-образ, эйдос) через внешнее (слово) и правильного украшения слова возникает произведение (вещь), важнейшим свойством которого является красота. Это свойство в предисловиях к малайским литературным сочинениям, как уже отмечалось, обозначается термином индах.

К сожалению, нам не удалось разыскать какого-либо прямого объяснения этого термина в самой малайской традиции, поэтому для установления его концептуального значения необходимо обратиться к контекстам, где он встречается, уделив особое внимание синонимам, замещающим его, и описанию психологических состояний, которые вызывает восприятие красоты.

Разумеется, невозможно определить все оттенки такого упо-требительного слова, как индах, представленного в малайской классической литературе в бесчисленном множестве контекстов, однако анализ, основанный на материале ряда литературных повестей («Повесть об Индрапутре», «Повесть об Исме-сироте» и др.) и суфийских текстов (сочинений Хамзы Фансури и сборника анонимных трактатов), как нам представляется, позволяет выделить основные концептуальные аспекты его значения. Таких аспектов, непосредственно выраженных в текстах, благодаря синонимическим заменам, три.

Первый аспект связан с истоком, происхождением прекрасного. На этот аспект указывает синонимическое замещение термина индах выражением кекайяан Тухан — «проявление могущества (или мощи) Господа», или, как переводят это выражение Р. Дж. Уилкинсон и X. X. Клинкерт, «дела божественного могущества», например:

«На равнине произрастали травы, цветом подобные изумруду. И Индрапутра достиг той равнины, где высилась гора необычайной красоты, по склону которой струился прохладный ручей, у подножия же росли деревья всевозможных цветов. И тогда вслушался Индрапутра в шелест деревьев, и был он подобен звучанию хора, в котором иные из людей распевали шаиры, иные распевали пантуны, иные возносили хвалы. И Индрапутра остановился, чтобы лицезреть те проявления могущества Господа (кекайяан Тухан), и преумножил тех красот (индах-индах). Насытившись же их лицезрением, он вознес благодарения Аллаху...».

Таким образом, термины кекайяан Аллах и кебесаран Аллах указывают на ничем (за исключением Мудрости) не ограниченную и ничем не обусловленную, самодостаточную и совершенную способность Аллаха творить, свидетельством которой и является красота Его творений. Именно этот божественный исток прекрасного и раскрывается в синонимии выражений индах (прекрасное) и кекайяан Аллах (проявление Могущества Аллаха) или кебесаран Аллах (проявление Величия Аллаха). Прекрасное тем самым — это совершенное Бытие, которым Аллах наделяет вещи и которое проявляется в них, прорывается вовне — «цветение бытия»; возникновение же у вещи свойства прекрасного тождественно ее созданию, рассмотренному выше. Достаточно полное и систематичное изложение малайской суфийской концепции создания прекрасного дает в одной из своих работ малайзийский ученый Нагиб аль-Аттас: «...согласно учению суфиев, Божественные Атрибуты тождественны Божественной Сущности (зат). Они суть не что иное, как Сущность, проявляющая Себя во „внешнем" аспекте. Сущность в том или ином из своих бесчисленных аспектов манифестирует Себя в форме Божественных Имен.



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Запостить комент


Давай, скажи всё что ты думаеш!