Кабинет доктора Калигари

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Для того чтобы разбирать «Калигари», необходимо встать на точку зрения признающего, обывательски выражаясь, «футуристические» картины. И первая непростительная ошибка картины — это разрешение световых задач живописью — цветом, а не фактическим освещением. В то же время, когда мы вводим живописный элемент в кинематографическую декорацию, мы всегда становимся перед совершенно категорическим результатом: что сделано живописно, почти не передается. Ведь выйдет то только пространственная форма того, на что нанесена краска. Поэтому декорации должны быть пространственными — совершенно без живописных элементов и с настоящим освещением. Живопись нужна только постольку, поскольку она изменяет поверхность формы, на которую наносится краска. Совершенно ясно, что разные поверхности вещей на кадре и соотношения этих поверхностей дадут совершенно особое звучание, создадут совершенно особый пластический шум. Можно признавать почтенность волевого обхождения с перспективой, наличность сдвигов плоскостей и объемов, но в том-то и дело, что в «Калигари» показан совершенно обратный результат. «Необычайные», «футуристические», опять в обывательском определении, декорации «Калигари» воспринимаются кинематографом в совершенно ясной, закономерной, неизменяющейся кинематографической перспективе. Работа людей также подчинена законам фотоперспективы. В результате наличие «натуралистической» фотографической перспективы разрушает волевое построение всех декоративных «сдвигов». Они смешны и нелепы. Они в данном случае — противоестественны. Если подобная задача становится, то ее разрешить можно только монтажом. Эксперименты над созданием монтажно построенной земной поверхности, не существующей реально, и над созданием монтажно построенного человека дают нам чрезвычайно удобный ключ к разрешению этой задачи. (Вот почему не прав т. Стржигоцкий, в четвертом номере «Кино» восстающий против указанных монтажных экспериментов и считающий их только «иллюзиями».)

Вообще нужно ли «вывертываться» и «изламываться» ради художественного эффекта при постройке кинематографической картины? Не лучше ли и не здоровей ли картины, в которых работают настоящие люди и настоящие вещи — целесообразные, двигающиеся и расположенные закономерно и в порядке? Организованная реальность и постройка из реального материала героического сюжета есть наиболее ясная задача для кинематографии.

Он должен быть организованным, но непременно реальным. Условного материала не бывает. Организация же материала, конечно, может быть разнообразна, но даже когда она стремится уйти от натурализма, то она не должна обязательно оперировать с «условностью» (например, с театром или живописью), а может пользовать реальность, реальную форму, фактуру, реального человека и его построенный жест.

«Кабинет Калигари» — неудовлетворителен. Картина — типичная феерия «Патэ» 1910-го или 11-го года, только с разными вкусовыми подходами и с разной фототехникой. От картины пахнет краской. «Калигари» — никакое достижение; если ее критиковать даже с театральной точки зрения, то «Покрывало Пьеретты», снятое несколько лет тому назад А. Я. Таировым, лучше, чем «Калигари», потому что для того времени театрально там все приемлемо: и работа актеров и декорации. Конечно, кинематографически «Покрывало» не только ниже нуля, а ниже двух нулей, и это всем известно, и А. Я. Таирову тоже, но все-таки «Калигари» кинематографически и театрально хуже «Пьеретты», в нем нет ни такой актерской техники, ни таких декораций.

Свое отрицательное отношение к картине я, однако, не распространяю на натурщика (вернее, актера) Конрада Вейдта, являющегося прекрасным материалом, но которого приятнее видеть в лучших режиссерских руках.



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!