Изобразительное решение фильма

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (2 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Кадры сельского пейзажа, леса, реки, общие планы индустриального строительства и вообще все то, что вхо­дит в понятие «натуры», в зависимости от той или другой художественной задачи автора, выполняют в докумен­тальном кино различное назначение. Они наглядно ука­зывают на географические особенности места, в котором развертывается повествование, дают временную харак­теристику действия, служат его фоном, когда на первый план выдвигается сцена между людьми, являются сред­ством драматургии фильма и, наконец, образно, поэти­чески характеризуют среду. Последние два признака — важнейшие.

... Широкая, с низко опущенным горизонтом панора­ма полей. Снятая с самолета, она охватывает огромное пространство земли. Вольное, свободное дыхание напол­няет кадр. Легко и радостно в таком просторе.. . На этом изображении торжественно, сильно звучит голос дик­тора:

«Это наша земля! Мы отстояли ее в смертных боях, мы прошли ее всю, из края в край, возводя города, воз­делывая нивы... Посмотрите, как она прекрасна!»

Так начинается фильм режиссера М. Слуцкого «Бо­гатая осень» (1958), снятый операторами А. Белинским,

А. Зенякиным, И. Кацманом, А. Колошиным, С. Кога­ном и другими. И этот широкий, вольный дух повество­вания, взятый в первом кадре как звук камертона перед началом симфонии, сохраняется на протяжении всего фильма. Образ урожая, образ богатства земли создается в нем не только в комментариях диктора, не только в при­водимых им цифрах, но прежде всего — в соответствую­щем построении изображения, в стиле операторского ре­шения всей вещи.

В киноочерке «Шел геолог. . .» (режиссер А. Косачев, 1959) оператором Е. Кряквиным воссоздан проникновен­ный образ дальневосточной тайги. Зрители видят красо­ту глухих уголков леса, куда редко ступает нога человека, высокие сосны, сквозь кроны которых, словно огненные стрелы, пробиваются лучи солнца, обрывистую гряду скал и вцепившийся в нее корнями могучий кедр, полу- заросшие травой тихие ручейки и бурные, порожистые реки. Панорамируя по скалам, по берегам рек, по лесным завалам, аппарат показывает пути, по которым в поисках еще неизвестных человеку сокровищ упорно, настойчиво шел молодой геолог. Он шел, раскрывая одну за другой тайны земли,— и следом за ним строились рудники, вы­растали в.глухой тайге поселки, поселялись на постоян­ное жительство люди...

Поэтический образ природы в этом фильме интересен не только сам по себе. Он воспринимается неотделимо от человека, от его профессии, его труда. Вначале мы не ви­дим геолога Кабакова, которому посвящен очерк,— ап­парат отмечает лишь как бы невидимую тропинку, про­ложенную им в тайге. Но когда он появляется в кадре — простой, скромный, мужественный человек,— то весь его облик и, кажется, даже его угадываемое нами внутреннее состояние, склад души сразу же органически «вписывают­ся» в окружающий пейзаж, гармонично сливаются с жизнью природы. Кабаков разведчик в ней — и в то же время не враг, не чужой, а хороший знакомый, друг и этому лесу, и реке, и даже этой огромной каменной глы­бе, нависшей над обрывом, по которой он пробирается,

осторожно ступая, со своим геологическим молотком... Образность изображения тайги, поэтическая, временами почти сказочная трактовка леса сливаются здесь воедино с повседневным трудом людей, образуя красочный, эмо­циональный сплав романтики и быта, поэзии и прозы жизни.

Выразительно передана оператором П. Финкельбер- гом необычная атмосфера романтической повести о сме­лых людях — покорителях гор в очерке «Тырныауз».

Города с таким названием до недавнего времени не было ни на одной карте. Он возник высоко в горах, среди неприступных скал и дымящихся туманом пропастей, будто в легенде. Повесть о нем и начинается с легенды.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!