Изобразительное решение фильма

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (2 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

У Вертова, как указывалось, рукопожатие двух лю­дей, рабочего и крестьянина, означало смычку города и деревни. В киноочерке «Дзержинцы» (режиссер-опера­тор Н. Кононов, 1958) зрители видят крупный план боль­ших загрубелых, покрытых мозолями рук в качестве на­глядного доказательства того, что выступающие на сцене

танцоры — действительно рабочие, а не «артисты Боль­шого театра», как решили некоторые зарубежные кор­респонденты во время гастролей ансамбля дзержинцев в Москве. Совершенно иное содержание вложено в ана­логичный кадр режиссером В. Старошасом в киноочерке «Мои друзья» (1960). В сцене, рассказывающей о том, как не находили себе дела колхозники, зрители видят сидящего у стены дома пожилого мужчину. Он сидит, наклонившись вперед, опустив безвольно повисшие руки. Камера панорамирует вниз, останавливается на крупном плане рук человека, долго задерживается на нем. И дик­тор в это время говорит:

«А они хотели работать. Их руки тосковали по труду!. .»

Во многих фестивальных картинах рукопожатие — это знак (а иногда и символ) дружбы народов, их стрем­ления к миру.

И, наконец, в фильме «Первое ленинградское» (ре­жиссер Н. Соловьева, операторы Л. Максимов, С. Ме­дынский и В. Страдин, 1959) создан—уже с помощью монтажа — обобщенный динамический образ рук чело­вечества, рук миллионов людей труда, производящих все материальные ценности земли.

К числу бытовых деталей, характерных для опреде­ленных условий жизни и одновременно образно раскры­вающих большие общественно-социальные явления, отно­сятся снятые в годы войны на крупных планах противо­танковые заграждения на улицах городов, замаскирован­ные, не пропускающие свет окна и т. п. Следует заметить, однако, что в силу бросающейся в глаза наглядности и чрезвычайно широкого распространения подобные кадры весьма скоро утратили свое художественное воздействие и превратились в штамп хроники.

Исключительно яркая деталь, как в капле воды отра­зившая небывалые социально-политические преобразова­ния, свершившиеся после Октября в нашей стране, за­печатлена в фильме «Незабываемые годы». Мы имеем в виду упомянутый в первой главе кадр, зафиксировав­ший группу обутых в лапти бедняков-крестьян, приехав­ших в первые послереволюционные годы на отдых в цар­ский дворец в Ливадии.

Лаконично и впечатляюще охарактеризована жиз­ненная судьба человека в документальной новелле о раз­

метчике Петриченко (фильм «Живи, Украина!», режиссер М. Юдин, 1958). Главная мысль, «зерно» ее раскрывает­ся опять-таки через выразительную деталь.

На изображении работающего у чертежной доски'Фе­дора Петриченко диктор сообщает, что им создан разме­точный стол новой конструкции, в несколько раз повышаю­щий производительность труда. Далее аппарат крупным планом фиксирует висящую на стене в квартире Петри­ченко потрепанную, прошедшую по дорогам войны поле­вую сумку. Оказывается, что идея этого изобретения за­родилась у Петриченко еще в те годы, и именно в ней, вот в этой сумке, с которой ходит теперь в школу его сын, хранились первые наброски нового разметоч­ного стола. В грохоте войны, в кабине бомбардировщика, на котором Петриченко летал радистом, предвидя буду­щую победу и мирный труд, задумывался этот человек над своим любимым делом...

Практически, как мы видим, точно разграничить от­дельные функции изобразительной детали в кинопубли­цистике (о чем говорилось в начале раздела) не пред­ставляется возможным. Деталь бытовая очень часто ста­новится одновременно средством психологической харак­теристики образа; то, что характеризует атмосферу со­бытия, влияет на раскрытие его общественно-социальной сущности и т. д. Все это вполне естественно, ибо всякий образ в искусстве обычно сложен, синтетичен, охватывает одновременно несколько пластов жизни.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!