Изобразительное решение фильма

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (2 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

. .. Звучит «Песня нефтяников моря». Ее поет высту­пающий в концерте на нефтепромысле Рашид Бейбутов. Но вот песня постепенно отдаляется от нас. Проходит не­сколько мгновений — и она слышна теперь где-то далеко в эфире, над пустынным простором моря. Вместе с кино­оператором мы пролетаем над ним на самолете. Глубоко внизу расстилается спокойная голубая даль. Но вот в поле нашего зрения появляются одна. .. вторая... тре­тья вышки. Начинается уходящая к горизонту, кажущая­ся бесконечной эстакада. Аппарат движется вдоль нее. Вот она разветвляется, разделяется на несколько темных ручейков, все больше становится вокруг нее буровых вы­шек. Громче, как гимн победы, звучит песня. Мы прибли­жаемся к сердцу промысла. И вот, наконец, он откры­вается нам весь. Нас поражает его огромная протяжен­ность, ажурная стройность его линий, его полная высо­кого значения красота.

На этом изображении, дающем как бы образный обоб­щающий итог всему тому, о чем было сказано раньше, мы прощаемся с нефтяниками Баку. ..

Природа может либо противостоять усилиям героев фильма, либо гармонично сливаться с ними. Отсюда также рождается ее соответственно трактованный изо­бразительный образ.

В том же фильме «Повесть о нефтяниках Каспия» море показывается операторами то ласковым, тихим, спо­койным, как бы помогающим людям в осуществлении их целей, то, наоборот, — яростным, штормовым, гневным, будто вступившим в борьбу с человеком. Наделяется «сознательным» волевым началом и стихия огня, грозя­щая погубить весь промысел. Подобным же образом ха­рактеризуются в изобразительной части произведения стихия бешенно мчащегося потока воды, прорвавшего плотину электростанции («Днепрогэс»), пурга и ветер в сцене борьбы за спасение самолета («Огни Мирно­го»), восстающая против людских усилий стремитель­ная Ангара («Покорители Ангары», «Битва у Паду­на») .

В отдельных случаях художественные картины при­роды, которые мы встречаем в документальном кино, не имеют столь ясно различимых эмоционально-драматиче- ских связей с идейным замыслом и общей поэтикой про­изведения. Они могут быть привлекательны для нас сами по себе. К числу подобных сцен относятся, например, кадры экваториальных закатов в фильме оператора

С. Когана «Охотники южных морей». В тихую погоду закат солнца в южных широтах отличается удивитель­ным разнообразием и красотой горящих на небе красок. Такой момент и запечатлен операторами С. Коганом и

В. Воронцовым. Фильм цветной и широкоэкранный, и это особенно подчеркивает впечатляющую силу необычного, поражающего наше воображение зрелища.

В фильме «Возрождение Сталинграда» (авторы И. Посельский и Б. Агапов, 1944), снятом операторами ' В. Доброницким, В. Цитроном и А. Хавчиным, зрители видели такую сцену.

После победы на Волге группа девушек, при­ехавшая восстанавливать разрушенный город, посели­лась в сбитом фашистском самолете. Самолет случайно не загорелся при ударе о землю и представлял собой в той обстановке вполне пригодное жилище. Уцелели и его крылья с опознавательным знаком — свастикой. И вот оператор заснял момент, когда девушки выходят из самолета и, проходя по крылу, наступают на злове­щую эмблему фашизма.

Читателям уже знакомы описанные кадры. Мы упо­минали о них, рассматривая значение «образов жизни» в работе журналистов кино. Отмечалась, однако, другая сторона этого любопытного факта —его исключительно глубокое обобщающее содержание. В сущности же, это изображение представляет собой один из примеров о б- разной кинематографической подробно­сти, детали.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!