История и принципы французского кино

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (1 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Война в Испании, как о ней рассказывают киноленты, фотографии и сами очевидцы, — это удушение свободы армией, поддержанной высшим испанским духовенством. Франко дошел до того, что не внял обращению папы, который предложил согласиться на перемирие по случаю рождества. Баскское духовенство — выходцы из народа — поддерживало Республику. Баскские священники расстреливались целыми партиями. Армия опиралась на итальянских и немецких наемных солдат, которых послали в Испанию Гитлер и Муссолини. Республиканская же армия состояла из гражданских лиц. «У них не было страха перед смертью, — говорит диктор, — но они боялись умереть, не выполнив своей миссии — жить и созидать». Поэтому, хотя шла война, республиканцы проводили аграрную, реформу, обучали грамоте население, они созидали будущее. Фашисты же не только убивали людей, но и уничтожали и разрушали великолепные памятники прошлого.

На помощь Испании пришли Интернациональные бригады. Добровольцы из 53 стран (28 процентов из них составляли французы) без гроша в кармане, без формы, оставляя жен, детей, бросая работу, шли, чтобы «умереть в Мадриде». Это были рабочие, и адвокаты, и крестьяне.

Фильм воздает им должное, и мы слышим незабываемые слова Долорес Ибаррури Пассионарии, которая призывает испанский народ навсегда сохранить в своем сердце память об этих героях, пришедших со всех уголков зем? ного шара сражаться за свободу испанской земли, ставшей для многих из них могилой.

Величественные и незабываемые кадры показывают уход Интернациональных бригад из Испании по требованию испанского правительства: чтобы не служить «оправданием» присутствия в Испании немецких и итальянских войск.

Фильм многократно воздает должное и героической Испанской коммунистической партии. В первых же кадрах Долорес Ибаррури произносит ставшие историческими слова: «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях!» — это призыв к единству всех республиканцев в борьбе против фашизма.

Названия же городов, которые украшают сейчас туристские рекламы, вызывают в памяти имена людей и трагические события: Толедо, Теруэл, Саламанка, Сарагоса, Барселона, Сеговия... И как кровавое пятно возникает Герника, где в первый раз немецкая авиация «пробовала» свои силы в ведении тотальной войны. Гибель Герники была запечатлена героическими операторами, оставившими потомству неопровержимое свидетельство зверств фашизма.

Может быть, покажется излишним касаться здесь эстетики фильма, но документальное кино — это' тоже искусство. Войне в Испании были посвящены «Надежда» Андре Мальро (сейчас Мальро входит в правительство, являющееся потенциальным союзником Франко), «Испанская земля» йориса Ивенса, «По ком звонит колокол» Сэма Вуда по знаменитому роману Хемингуэя. Теперь мы смотрим «Умереть в Мадриде». И этот фильм выдерживает сравнение с лучшими лентами.

Очень часто Фредерик Россиф переходит от хроники к лиризму. Смерть Федерико Гарсиа Лорки показана поэтически и взволнованно. Местами и сама хроника лирична. На экране неподвижное лицо ректора университета в Саламанке профессора Унамуно. Это он на возглас фашистского диктатора — «Да здравствует смерть!» — спокойно сказал, что отвечать молчанием на такие слова — значит лгать. Он открыто заявил о своей вере в торжество культуры

I

над смертью. И это спокойное, ясное лицо человека, который подписал сам себе приговор,— оно одно стоит це-

ЛЫХ поэм.    _

Короткие зарисовки сегодняшней Испании <в конце фильма, изумительная работа по монтажу, дикторский текст, который не мешает изображению, музыка Мориса Жарра делают этот фильм прекрасным и благородным произведением, скорбным, как рыдание, вдвойне скорбным оттого, что он звучит как предупреждение живым людям.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!