История и принципы французского кино

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (1 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Но если бы фильм «Необычная Америка» был таким, каким я его задумал, то он не переступил бы порога «Экспериментального кинотеатра». В результате появилось компромиссное решение, и широкая публика увидела все же хоть какую-то Америку. У меня есть обязательства, и, кроме того, я оптимист: постепенно мы все же научимся рассказывать правду о людях и странах. Мои обязательства материального порядка: приглашаешь людей, несешь за них ответственность, тратишь деньги. С этим приходится мириться. И, конечно, нам нужен зритель.

После «Америки»

После «Необычной Америки» мне захотелось снимать природу. Мне советовали: снимай лица, приблизься к ним как можно ближе. Но в конце концов я стал от этого задыхаться. Мне захотелось вздохнуть полной грудью.

Мне нужен был простор, и я начал снимать фильм «Природа и люди», где стремился увидеть и показать все, что есть прекрасного на земле, на небе и на море. Я снял многое. Но все это было очень бессвязно Ибо_все, что Я делаю,— есть или будет неправдой, пока я буду подхо-дйТ'БИкМатериал у без заранее продуманной точки зрения. >Вещи говорят сами за себя, я просто фиксирую их, и вот я уже отклонился в сторону. Продюсер Браунбергер всегда твердил мне, что у фильма должны быть начало, середина и конец. Это выше моего понимания. Ведь ничто не кончается. Доказательством тому служит то, что, оставив «Природу и людей», я увлекся описанием тренировок боксеров. Затем я познакомился с необыкновенным нег-ром-боксером по имени Фей. Тогда мне захотелось рассказать об одном дне из жизни боксера. Но я был так покорен самим Феем, что мой фильм стал подробным и систематическим раскрытием личности этого человека. Я занялся только этим персонажем. Я следил за ним, наблюдал его, преследовал, домогался, провоцировал. Человек стал фильмом. Или, вернее, через него я запечатлел свои собственные реакции. Неизбежный итог. Иначе говоря, что же происходит в этом фильме? Мы смотрим на мир глазами наивной души в духе Руссо, внутренняя жизнь героя перенесена на экран: все, что видит этот человек, видим и мы. Например, живущую напротив его дома гулящую девицу; Фея, слоняющегося под дождем по Елисейским полям и спорящего с танцовщицей из Оперы; Фея, высказывающего желание увидеть Кеннеди. Реальность нашей повседневной жизни расщепляется. В мире моего героя можно увидеть львов на бульваре и джунгли на Эйфелевой башне. И постепенно я опережаю желания моего героя. Я преднамеренно вызываю его реакцию. Фей влюблен во французскую кинозвезду Мишель Морган, он мечтает о ней. Я веду его к ясновидящей, которая предсказывает течение его дальнейшей жизни, то есть фильма: Мишель Морган пришла к нему в то время, когда его не было дома. Так случилось на самом деле, но ясновидящая предвосхитила события. Это дало мне возможность снять подлинный документ о мире ясновидящих.

Простые души обладают даром фантазии. Их дар проецирования вымышленных образов фантастичен, и они верят в реальность этих образов. Поэтому для Фея возможно то, что меня чаще всего приводит в замешатель

ство! Так, например, ему хочется видеть де Голля. Я прибегаю к помощи комментатора, который, выступая по телевидению, обращается лично к Фею, считающему, таким образом, что президент думает о нем. Он увидит Кеннеди. Но не об этом я думаю. Я не стремлюсь знать, как будет развиваться действие и куда я помещу камеру. Это помешало бы мне. Я просто создаю суть ситуации. Ведь всегда что-то происходит, а я просто смотрю в видоискатель... ВОт и все.

Я заставил Фея говорить и записывал его целыми часами. Это очень увлекательно. К чему я приду? Сначала мой фильм назывался «Первый раунд», затем «Удар», затем «Такое большое сердце». Может быть, я назову его «Совсем черный парнишка».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!