История и принципы французского кино

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (1 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

—    Все, за исключением одного, который был выгнан из лицея в прошлом году. Мы играли в опасную игру. Возьмем, например, молодых парней, таких, как Ландри. Для них не было конца фильма, они полностью ассимилировались с группой. Они обрели мир, который им не предлагало общество и никогда не предложила бы семья. Поскольку вы снимаете фильмы такого рода, вы отвечаете за людей, которых вы вовлекли в авантюру. Действительно, если фильм хороший, то это потому, что они отдали ему большую часть самих себя; тогда ничто еще не кончено, все только начинается. Речь не идет о том, чтобы заниматься воспитанием, но все же кинематографист несет здесь большую ответственность: он перевернул что-то, и он должен попытаться взять на себя последствия. Вещь,

очевидно, менее значительная для европейцев. Но Мар-селина после «Хроники одного лета» не была уже той, что прежде. В этом виде кино, где не участвуют профессиональные актеры, существуют отношения, изменяющие индивидуумов. То же происходило с героями фильмов «Похитители велосипедов» и «Белая грива».

—    То же самое бывает, когда пытаются из кого-то сде-. дать актера, ибо неизвестно, что с ним станет»

—    Да. Так, в частности, случилось и с рабочим Анжело из «Хроники», когда он вновь вернулся к повседневной жизни. Перед ним возникло множество новых проблем как по отношению к работе, так и к самому себе. Надо быть очень внимательным: вы кого-то снимаете, требуя от него часть его существа, вы доктор Фауст, вы должны рдатить по счету. Так было со всеми моими фильмами,

! кроме тех случаев, когда я удовлетворялся внешним наблюдением.

—    Хочется уточнить одно понятие, которое может показаться на первый взгляд противоречащим понятию «киноправды». Речь идет об интерпретации действительности. Использование камеры уже само по себе предполагает выбор, хотя бы это был только выбор через объектив. Не чувствуете ли вы себя ущемленным в исследовании жизни с помощью средств, которые, как вам это заранее известно, извращают ее?

—    Нет. Надо сначала твердо условиться относительно термина «киноправды». Если Морен и я выбрали это знамя, то это — дань уважения Дзиге Вертову. Кто-то сказал: «Где правда?» — и мы сразу остановились на этом слове. Во всяком случае, как вы это сами сказали, начиная с момента появления камеры появляется и интерпретация жизни. Как и во всяком другом выразительном средстве. Надо было бы говорить более просто — «этнографическое кино». Я считаю, что все возможно в той мере, в какой честно определены правила игры.

—    Таким образом, существует близкая связь между этнографическим кино и «киноправдой»?

—    Да, если понимать это как переход от объективного к субъективному. Вы или рассматриваете людей, как вещи, или же вы требуете от этих людей их активного участия в съемках. В этнологических исследованиях важное место отводят биографиям и свидетельствам людей, за которыми наблюдают. Иными словами, не довольствуются описа-

НИем Церемонии, а пытаются узнать, кто священник и кто верующие.

—    Вы придаете большое значение киноинтервью?

—    Да, так как оно является лучшим средством, которое мы нашли для собирания свидетельств. Оно далеко не всегда удается, но мы не знаем других равноценных средств. Интервью является отправной точкой, базой возможного диалога, и именно на этом основании я считаю его наиболее интересным.

—    В чем вы видите различие между интервью, осуществленными вами или членами вашей группы, и интервью, которые встречаются в фильмах Ликока?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!