История и принципы французского кино

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (1 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

дожил им сыграть сцены из жизни эмигрантов в том аспекте, в каком представлял себе положение этих людей. Мои актеры обладали неисчерпаемым воображением. В процессе нашей работы они переделали весь сценарий. Я не мешал им, стараясь запечатлеть их восприятие сюжета. Наступил момент, когда один из них должен был читать дикторский текст, и я решил провести опыт: предоставил актеру возможность говорить все, что ему хочется, глядя на изображение. Ознакомившись с результатом, я понял, что любой текст, написанный мною, не был бы столь достоверен... Обдумав этот успешный эксперимент, я сказал себе, что можно было бы пойти еще дальше в поисках достоверности, если вместо того, чтобы приглашать актеров и заставлять их играть, попросить людей воспроизвести их собственную жизнь. Так появился фильм «Я — негр».

«...Я обратился к повседневной жизни. Только тогда я понял, каким тяжелым испытанием будет фильм для моих актеров. Робинсон и Константин сыграли настоящую психологическую драму. Они сорвали покровы со своей души перед камерой, они стали смотреть со стороны на свою жизнь, судить себя самих... Арест приятеля вызвал у Робинсона настоящее психологическое потрясение, превратив этого добродушного парня в бунтаря, в человека, исполненного горечи, мести, агрессивно настроенного, открыто заявляющего о том, что социальное неравенство, одиночество, изгнание делают его несчастным. Я заключил с ним договор: отныне я буду снимать все, что ты захочешь. Ты будешь говорить обо всем, что у тебя на сердце... Таким образом, я убедился, что нельзя безнаказанно, снимать жизнь, что она претерпевает изменения в процессе съемки, что искренний документалист, не может исходить из заранее составленного сценария и что,. наоборот, задуманная канва сценария должна быть достаточно гибкой, чтобы развивающаяся реальность могла бы изменить ее и даже войти в конфликт с этим сценарием. Поэтому если персонаж изображает жизнь, если он смотрит сам на себя более пристальным взглядом, то это должно повлиять на его поведение».

Читая эти высказывания, мы начинаем по-особому понимать попытки, предпринятые Рушем; его первоначальное представление о фильме никогда не бывает категоричным. Впрочем, он всегда говорит: «Я хотел сделать так-

-го, И вот 4fo у меня получилось». Никогда он не пытается сделать так, чтобы подогнать под свои собственные представления то, что он собирается снимать, то есть он не пытается приспособить мир к своему «внутреннему вйдению», иными словами, «инсценировать жизнь». Но даже сам факт стремления зафиксировать жизнь уже меняет эту жизнь. Что и подчеркивал Мишель Делаэ в журнале «Кайе дю синема». И вот Руш уже вовлечен в самую необычную из авантюр: начав с желания отразить реальную жизнь, стать просто ее свидетелем, он оказывается наделенным опасной силой. Стремясь запечатлеть жизнь, он изменяет жизнь своих героев, ход вещей и событий. Таким образом, оказывается, что помимо воли он все-таки вводит в фильм режиссера.

«Человеческая пирамида»

Этот фильм в чем-то изменил точку зрения Руша. Отныне, понимая, что, наводя объектив, этнограф нарушает течение жизни, которое он хочет зафиксировать, Руш будет страстно интересоваться этим изменением жизни.

Он говорил о целях своей работы: «Я встретил в Абиджане молодую француженку Надин, заканчивавшую среднее образование. Расистски настроенная, она охотно рассказывала мне, какой антагонизм разделяет белых и черных учащихся даже в ее классе. Я решил собрать представителей обеих групп и заставить их сыграть, но не то, чем они были, а то, чем они могли бы быть, то есть группу друзей».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!