Фильмы без пленки

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Знаменитая же шляпа была сделана Кулешовым из жестяных коробок из-под пленки со свисающим пером из железной стружки. Эту шляпу и шапокляки укладывали в круглую шляпную картонку, привязывали к санкам по «методу» близкого друга нашей семьи С. Н. Тройницкого, тогда директора музея «Эрмитаж», который часто по делам бывал в Москве. Ко мне приходила Юля Фитингоф-

 

Шелль, мы выносили санки на улицу, одна из нас впрягалась в санки, а другая как охрана шла сзади.

«8 января. Генеральная для учеников и преподавателей.

10 января. B81/2 ч[асов] генеральная для приглашенных: «Иосиф», «Венецианский чулок», «Золото», «Кольцо», «Яблоко»,— Таиров и Алиса Коонен. Они в восторге. Потом диспут. Фердинандов выступал. Доброхотов, Анощенко.

13 января. Писала под диктовку Кулешова изменения статей.

14 января. В 3 ч[аса] репетиция всего вечера. В 8 ч[а-сов] доклад Туркина «Киношкола и кинопроизводство».

15 января. В 6 1/2 школе 1-й платный спектакль. Публика очень плохая, (нрзбр) — интеллигентная. Принимает плохо.

16 января. Писали либретто к отрывкам. Вечером спектакль. Прошло хорошо и принимали.

19 января. 3-й платный спектакль Публика плохая. Был Желябужский.

21 января. В 6 ч[асов] у Моисея Никифоровича[2]. Говорили о его предложении быть личной его секретаршей с 10 до 5 часов дня в «Руси». Я, конечно, сейчас не могу.

22 января. Вечером спектакль в школе. Шло с приключениями. Оборвался занавес в «Кольце». На улице туман, как в море.

29 января. Приехал Тройницкий. Вечером писали проект договора с «Кино-трудом».

4 февраля. Кулешов ушел в школу за вещами в 2 1/2 ч[аса]. Я прямо в Дом Союзов в 4 ч[аса].Плотников нет,занавесы не поставлены. Начали сами делать. В 7 ч[асов] кончили репетировать, в 9 ч[асов] оделись и в 9 1/2 начали спектакль. Шли: «На улице Св. Иосифа, 47», «Кольцо», «Яблоко». Второе отделение: балетные номера: Гельцер, Тихомиров, Канделаки.

7 февраля. В 6 1/2 начали. Были немец Шеффер из Tageblatt, Ахрамович, Шапошниковы. Меня хвалили».

П. Шеффер, присутствовавший в тот вечер на спектакле, был корреспондентом немецкой газеты «Берлинер Тагеб-латт». Через некоторое время он написал о своих впечатлениях от нашей работы в статье, которую мы приводим ниже.

 

«Театральные впечатления в Советской России

(«Берлинер Тагеблатт», 10 марта 1922 г., № 117, спец. корреспондент Павел Шеффер)

 

Накануне моего отъезда в Петербург, не без стеснения во времени, я был приглашен на генеральную репетицию в кинематографическую «Студию». Студия — школа. Такие школы создало художественное рвение революции. Эта школа есть школа для Европы или будет ею.

Я умалчиваю о теоретических достижениях и правилах, преследуемых неутомимой совместной работой художников, режиссеров, артистов, ученых, танцовщиков и музыкантов, и результатах, достигнутых для киноискусства. Они полны собственной оригинальности и непосредственного практического значения. Репетиция, которую я видел, состояла из коротких пьес различного характера, к сожалению,— лишенных литературного значения и национальной окраски. Принцип спектакля — ритмизация мимического действия. Не случайное варварское и приблизительное сочетание музыки и действия, но полное взаимное слияние того и другого.

Ни одного отрывка без своей особой композиции. Безукоризненное построение всех движений. Ничего случайного — все строго определенно. Во время спектакля у зрителя удовлетворены и зрительные и слуховые эстетические потребности. Это не танцевальная пантомима, где жестикуляция заменяет слово. «Мы против пантомимы».

Страницы: 1 2 3 4 5 6



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!