«ЭКРАН И ЖИЗНЬ» Дробашенко Сергей Владимирович

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

нова воспитательной роли искусства. Если бы этой «двойственности» в искусстве не было, оно могло бы иметь в лучшем случае лишь протокольно-информацион­ное значение»1.

Но разве не ясно, в свете сказанного нами выше, что ггервичные основы эстетического осмысления и познания действительности содержатся также и в документально зафиксированной человеком картине жизни, коль скоро он подходит к ее воспроизведению не пассивно, а осоз­нанно, творчески, целеустремленно, выби­рая предмет или группу предметов, которые он намерен запечатлеть, соответствующую аппаратуру, сорт и чув­ствительность фотоматериала, освещение, ракурс съемки и т. д.? Нам кажется, что путь резкого разграничения эстетического содержания документально зафиксирован­ного явления жизни и изображения того же явления, на­пример, живописцем или литератором, на который ста­новится здесь Г. Недошивин, противоречит совершенно правильно выдвигаемому им же самим в указанной ра­боте широкому истолкованию проблемы эстетического.

Продолжая сравнение документального и игрового кино, следует отметить их равные художественные воз­можности при съемке пейзажа, общих планов какого- либо строительства, города и т. д. И в том и в другом случае такие кадры выступают как эстетически осмыс­ленная картина жизни, с определенной целью вмонти­рованная художником в зрительный ряд фильма. В иг­ровом кино кадры пейзажа обычно тесно связаны с эмо­циональным переживанием героя. Одна-к'о они одновре­менно почти всегда несут самостоятельную поэтическую окраску, являются художественно целостными по своему содержанию и в качестве таковых могут присутствовать также в документальном кино. Нам легко представить себе кадры Днепра или панораму строительства Днепро­гэса из фильма А. Довженко «Иван» в произведении кинопублицистики и, наоборот, ск’ажем, кадры эквато­риальных закатов, снятые оператором-документалистом С. Коганом для «Охотников южных морей» в соответст­вующем месте изобразительного ряда игрового фильма.

Как и игровое кино, кинопублицистика способна ши­роко использовать монтажные возможности трактовки

изобразительного материала, художественную силу слова, музыку, шумы, выразительную кинематографи­ческую деталь. Все эти средства находят известное пре­ломление при съемке публицистического фильма, при­меняются с учетом необходимости сохранения докумен­тальной точности изображаемого. Но вместе с тем их основное назначение — создание эмоционально впечат­ляющей образной ткани произведения — полностью со­храняется. Итак, в целом ряде весьма существенных моментов художественная типизация, осуществляемая в документальном кино, принципиально не отличается от методов и средств создания типической картины жизни в йгровой кинематографии и, шире, — в искусстве вообще. К специфическим особенностям документального кине­матографа относятся отсутствие творческого вымысла (эти функции с успехом выполняет художественный за­мысел фильма) и, как мы позже увидим, известная огра­ниченность средств в создании глубоко психологизиро­ванного образа-характера героя, раскрывающегося в игровом кино в актерской игре и драматическом кон­фликте.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!