Достоверность изображения

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (1 голосов, средняя оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...

Возможна фальсификация действительности и чисто монтажными средствами, когда каждый отдельный кадр сам по себе правдив, документален, а сопоставляются они режиссером так, что жизненно достоверной картины в целом не получается. Типичен в этом отношении эпи­зод, рассказывающий о гибели комсомольского поэта Герасима Фейгина в фильме «От сердца к сердцу» (ре­жиссер Е. Вермишева, 1958). Он смонтирован следую­щим образом.

.. .1921 год. На льду Финского залива идет бой между питерским рабочим отрядом и контрреволюционными мятежниками Крон­штадта.

Диктор за кадром читает стихи Фейгина, который, как мы узнаем, участвовал в подав­лении кронштадтского мятежа.

В цепи наступающих падает боец. Голос диктора обрывается.

Лежит на льду убитый боец (лица его мы не видим).

Фотография Фейгина.

Фуражка поэта, хранящаяся в Музее Рево­люции.

В этой сцене достоверны (по отношению к ФейгинуХ только два последних кадра. Все остальное документаль­но ншкак не касается его. Однако 'сопоставлено все это так, что создается впечатление, будто авторы фильма показывают нам запечатленный кинохроникой подлин­ный эпизод смерти поэта. Вот он, смотрите, падает, на­стигнутый пулей, вот лежит, вот его фотография, фураж­ка. .. Ничего подобного на самом деле кинохроникой тех лет снято не было.

И, наконец, инсценировка в более узком понимании этого слова — как актерская, разыгранная по указаниям режиссера сцена.

Надо ск'азать, что четкую границу между художест­венно истолкованным и инсценированным эпизодом не­редко провести действительно трудно. Каждый человек, когда его снимают, в какой-то мере чувствует себя «акте­ром» и так или иначе начинает «играть». Избавиться от этого, по-видимому, невозможно. Длиннофокусная оп­тика используется лишь в особых случаях съемки. А бесшумные съемочные аппараты величиной со спичечную коробку и сверхчувствительная пленка, по­зволяющая снимать в любом месте без дополнительного освещения, пока еще не изобретены. Операгору-документалисгу приходится мириться с тем, что его работа, как правило, не может проходить незамеченной. Все дело в том чувстве меры, которое он при этом проявит, в его понимании существа своего искусства, художествен­ном вкусе.

Чувство меры и художественный вкус изменили авто­рам фестивального фильма «Стартует молодость» (ре­жиссер А. Рыбакова, 1957) в надуманном, рассчитан­ном *«на эффект» эпизоде с милиционером, остановив­шим превысившую скорость машину, в которой едет олимпийский чемпион Владимир Куц; они отсутствовали в некоторых сценах фильма «ГУМ» (режиссер JI. Кри­сти, 1954), где в ролях покупателей и продавцов опера­тором были сняты актеры. Искусственные, инородные для документального кинематографа игровые куски можно видеть в уже упомянутом фильме «От сердца к сердцу» (начало фильма, влюбленная пара на набе­режной Невы, экскурсия пионеров и поэта Александра Безыменского в Кремль), в картине режиссера М. Авер­баха «Повесть о земле якутской» (1959), в сюжетах кинопериодики о к'апитане дальнего плавания (кино- журнал «Советский Дальний Восток», 1950), о тимуров­цах железнодорожной школы (киножурнал «Новости недели», 1955) и т. д.

Сложным и противоречивым художником в связи с рассматриваемой проблемой «актерских сцен» в доку­ментальном кино представляется нам кинорежиссер А. Ованесова.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!