Документальные фильмы Англии

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

В действительности же общность взглядов и «новый дух» этих трех фильмов менее случайны, чем нас пытаются убедить их авторы. Несомненно, каждый фильм сделан в характерной индивидуальной манере, каждый был задуман и снят совершенно самостоятельно. Не случайно в заглавных титрах повторяются одни и те же имена. Так, например, ^олтер Лассали — оператор фильма «Мамочка не позволяет» — снимал некоторые сцены фильма «Вместе», Джон Флетчер — оператор и ассистент режиссера «Волшебной страны» — был монтажером и оператором двух Других фильмов, а Линдсей Андерсон — главным редактором фильма «Вместе»^ Конечно, до показа фильмов в одной программе очень трудно было определить, в чем и как они дополняют и поясняют друг друга, хотя и раньше не было сомнений в-том, что люди, «жаждущие духов

но», работают сообща, порой по воле случая, порой сознательно.

В современном кино и особенно в нашей стране, не так-то просто рассказать об этих чаяниях, выразить свое недовольство. Поэтому мне кажется, что не будет преувеличением, если я скажу, что фильмы «Вместе», «О, волшебная страна!» и «Мамочка не позволяет» значительны не только сами по себе, но и брошенным ими вызовом.

II

«Вместе» и «О, волшебная страна!»—это фильмы-протесты в самом широком толковании слова| Они не претендуют на столь широкий показ жизни, как, скажем, «Золотой век», но их объектив, обращенный на общество (слово «общество», вероятно, слишком общо и безлично, скажем лучше—на «современную жизнь»), смотрит с разочарованием, грустью, а порой с горечью и возмущением. Когда Линдсей Андерсон показывает излюбленные развлечения англичан в приморском луна-парке, а Лоренца Мазетти—двух глухонемых, обреченных на безмолвие, одиночество и заброшенность в убогих, тусклых улицах и комнатах лондонского Ист-Энда, то становится ясным, что секрет счастья скрыт не в «человеческих буднях». Сострадание, столь откровенное в фильме Мазетти и лишь подразумевающееся в фильме Андерсона, — это сильное, сложное и возвышенное чувство, вызванное не минутной ситуацией, а постоянной, острой сердечной болью за судьбу мира и затерянных в нем людей. Ребенок, наблюдающий «пытки разных веков», грязные изможденные женщины, азартно играющие в механические игры, семейство, глазеющее на клетки с животными, хиреющими в убогом зоопарке, — все они кажутся такими же потерянными, беспомощными и жалкими, как и глухонемые, каждое утро преследуемые на своем пути ватагой детей или торопливо съедающие свою скудную трапезу в присутствии раздраженной хозяйки.

Правда, в фильме «Мамочка не позволяет» есть какой-то проблеск радости. В джаз-клубе, в маленьком кафе, собирается молодежь — машинистки, студенты, рассыльные, зубные техники, продавцы, — чтобы потанцевать под джаз Криса Барбера. Импровизируя под музыку движения, то медленные и задумчивые, то быстрые и сложные,

они как бы переносятся в иной, выдуманный мир. Только в этот вечер они чувствуют себя свободными. Но он кончается, и все они снова возвращаются к тому, от чего бежали: к тусклым, холодным будням, безотрадность которых мимолетно показана в начальных кадрах. Вероятно, эти кадры и должны объяснить их стремление забыться...

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!