Дикторский текст

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! (2 голосов, средняя оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...

ческой выразительности произведения — операторская съемка, монтаж, ритмическое движение кадров. Объеди­няет же их в единое художественное целое развитие дик­торского повествования. Диктор и говорит в этом эпи­зоде так, как будто речь идет о военной операции. Он знакомит нас с «стратегическим планом» наступления на Волгу, с инженером Резчиковым — «полководцем», который будет руководить действиями «войск»; обращает внимание на изготовившуюся к штурму, сосредоточен­ную на «огневых позициях» технику. Предназначенные для перекрытия десятитонные пирамиды сравниваются с тяжелой артиллерией; трубы земснарядов нацеливают­ся на реку, «словно жерла дальнобойных орудий», когда течение начинает сносить камень, «в бой двинулись бетон­ные пирамиды». Волга угрожает «вырваться из окру­жения»; наступает вечер, но «битва продолжается» и т.д. Благодаря этому приему, вполне соответствующему вну­треннему существу описываемого события, сцена при­обретает индивидуальную интонацию и впечатляющее художественное выражение.

Подобно оратору, далее, автор-кинопублицист для усиления выразительности языка нередко прибегает к тропам и риторическим фигурам — метафоре, гипер­боле, аллегории, антитезе. Надо заметить, что в устной речи образность языка имеет несколько иное значение, нежели в литературе. В кинопублицистике (в отличие также от речи оратора) ее специфическое воздействие обусловлено еще и тем, что зритель воспринимает дик­торский текст одновременно с изображением. Однако цель и смысл применения такого рода выразительных средств во всех этих случаях принципиально остаются теми же.

Как мы видели выше, весьма богат яркими риториче­скими построениями, в особенности метафорами и гипер­болами, язык А. Довженко. Подобные примеры можно привести и из фильма режиссеров М. Слуцкого и Г. Та­сина «Советская Украина» (авторы Л. Первомайский и А. Кузнецов, 1947). На кадрах грозового неба над ре­кой и огненного, пламенеющего восхода солнца диктор говорит: «В кровавом дыму взошло солнце двадцать вто­рого июня тысяча девятьсот сорок первого года. Три года была Украина за колючей проволокой немецкой не­воли. Три года, как одна кровавая ночь». Позже, на изо­

бражении взорванной доменной печи и разрушенных цехов завода, зрители слышат: «Враг разрушил гигант­ские домны, но не поставил на колени советского чело­века. Взорваны были железо и бетон, но не разрушена вера в справедливую счастливую жизнь». На кадрах шурфа шахты, в которую были брошены замученные гит­леровцами молодогвардейцы и куда летят сейчас из рук пионеров цветы, диктор читает: «Цветы красные, как их кровь, и снежно-белые, как их чистая совесть; шурф глу­бокий и бездонный, как наша ненависть к врагу». «Прой­дут года и десятилетия, века, но не зарастет народная тропа к священной могиле», — слышим мы там же.

Широко распространены в дикторском тексте совре­менных документальных фильмов риторические вопросы, обращение автора к зрителю или героям фильма. Как и приведенные выше фигуры и тропы, они разнообразят речь диктора, делают ее более доходчивой, впечатляю­щей.

В фильме «XX век» (автор сценария и дикторского текста Ю. Каравкин, 1959) на кадрах квартиры К. Э. Циолковского диктор говорит:

«Переступите же порог этого дома, молодые ученые нашей страны. Поднимитесь туда, где на рубеже веков учитель физики и математики Константин Эдуардович Циолковский разработал теорию реактивного движения и обосновал возможность применения ракеты для меж­планетных сообщений. Вы, кому ныне дано трудиться в светлых храмах советской науки, войдите на чердак, где размещался весь научно-исследовательский институт гениального ученого, заглянувшего в будущее.. .».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!