Чехословацкое документальное кино

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

Суммируем наши рассуждения. Уже давно чехословацкое документальное кино пришло к пониманию того, что сухость, обезличенность, голую репортерскую фактогра-фичность, которая была повседневным явлением в нашей документалистике, можно победить только активным воздействием творческой личности на материал, личным взглядом на разрабатываемую тему. Можно добиться своеобразия, лишь раскрыв глубокую поэзию вещей и явлений, дав почувствовать ее каждому. А достигается это или при помощи ярко выраженной точки зрения автора на материал (фильмы «Учимся вне школы» или «Ученики из церкви святого Якова», в которых эта задача решается путем введения в фильм лица, ведущего рассказ), или операторски (как Шефранка в «Городе ночью»). Оба направления естественны, необходимы, и без них эмоциональное воздействие документального фильма трудно осуществимо. Но нужно найти верную меру стилизации, потому что отсутствие творческого взгляда на материал имеет своим последствием протокольность, а превышение необходимой меры стилизации ведет к обратной крайности, при которой невозможно говорить уже о своеобразии

документального материала, о раскрытии поэзии вещей и явлений. Получается нечто противоположное поэтичности И в то же время такая методика лежит вне границ документального кина.

Отношение попыток изобразить нашего современника к проблеме «актерства»

О проблемах изображения героя строительства нашего общества говорил в Остраве режиссер Коржан так верно, что к его выводам трудно что-нибудь добавить. Поэтому укажем лишь на иные аспекты этой задачи — средствами документального кино отобразить нашего современника. С ней неразрывно связана проблема «актерства». Для наших рассуждений примем в качестве рабочей гипотезы дерзкую мысль о том, что «актерства» в документальном кино как теоретической проблемы вообще не существует. Не существует актерское исполнение как таковое. Актерское исполнение является исключительно функцией знакомства с жизнью и творческого процесса (сценария и режиссуры).

Сравним работу режиссера игрового фильма с актером и работу режиссера документального с реальным лицом, будущим героем фильма. В плане моральном это сравнение и разобрал режиссер Коржан, противопоставляя актера «пана Марвана» и «тракториста Калводу»:

«Зрители, видевшие фильм «Седьмой континент», знают, что этот грубый экскаваторщик — не кто иной, как пан Марван, и после фильма никого не интересует, что с ним происходит в действительности, так как зрители еще в молодости выучили, что будущее, по всей вероятности,— прекрасно. Но мы начинаем вещать, что тракторист Йозеф Калвода — молодчина и человек социалистический — и есть реальный товарищ Калвода и больше к нему ничего нельзя добавить. А через полгода общественные организации нэм напишут: вы его выдвигаете на «героя», а он ушел от жены и по блату получил ордер на квартиру».

Моральная плоскость, в сущности, не единственная, которой должно заниматься наше сравнение. Есть еще плоскость чисто творческая — проблема режиссуры (а до нее — проблема сценарная). Пан Марван должен в художественном фильме экскаваторщика сыграть; товарищ

Калвода должен в документальном фильме Калводой быть. Если режиссер окажется на высоте положения, актерская игра исключена, даже если жизнь товарища Калводы на киноэкране состоит из чрезвычайно сложных сцен. Но в действительности режиссер всегда заставляет товарища Калводу самого себя сыграть. И это есть «актерство» в документальном фильме, даже если товарищ Калвода выполняет элементарнейшее' предписанное ему действие.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!