Чехословацкое документальное кино

Какая гадостьПод пиво пойдётНи чё такАфигенноПросто бомба! Проголосуй !
Загрузка...

_ Ваш фильм произвел на меня впечатление совершенной гармоничности — как будто он прямо «написан» камерой. Я далека от того, чтобы недооценивать творчество вашего оператора Шофра (свои достоинства он показал и в «Мешке блох»). Я спрашиваю потому, что такое «письмо» камерой редко у нас увидишь, и меня интересуют формы вашего сотрудничества с оператором.

ХИТИЛОВА. Для оператора очень важно, чтобы он в совершенстве овладел техникой своего ремесла, и еще важнее, чтобы эти знания не подавили в нем способность творческого развития в постоянном поиске пластически выразительной действительности.

Близкие эстетические взгляды — это база, на которой должны сойтись режиссер и оператор. В этом смысле мое сотрудничество с Шофром было идеальным. Я очень уважаю его. Это не значит, что мы не ссорились. Поэтому я советую подружиться с оператором до съемок, потому что во время съемок это сделать уже невозможно.

Еще я сказала бы идеальному оператору, что он должен овладеть теорией, для того чтобы понять, что все закономерности существуют лишь для того, чтобы их нарушать. Главным правилом в искусстве является то, что правил не существует. Но нарушение закономерностей должно быть сознательным, хотя сознаешь, что массу вещей открываешь совершенно случайно.

Я не согласна с мыслью «сценарий написан — фильм готов». Это сказал как будто Клер, но я скорее поверила бы, что это написал какой-нибудь сценарист. Получается, что весь творческий процесс заключен в сценарии, а съемки фильма сводятся до уровня иллюстрации.

Для меня сценарий — только грубая основа будущего фильма. Это не значит, что его не нужно писать и обдумывать заранее, но это только самое раннее представление о фильме. Прежде чем окончишь фильм, пройдет какое-то время, и мы сами за это время изменимся — пройдем определенный путь, во время работы узнаем массу вещей, поймем, где ошибались (или нет), исключим лишнее, выявим новые возможности, а ведь этот процесс должен отразиться на оконченном произведении. Наша прямая обязанность — выразить в нем все. Иначе это будет топтание на

месте. В самом процессе съемок, в воплощении замысла нужно стремиться, чтобы идейный костяк был понятен, но сам костяк был еле различим. Он должен производить впечатление правдоподобности и непосредственности. И я с удовольствием снимаю на натуре, потому что это позволяет актеру и неактеру глубже почувствовать контакт со средой, лишает его ощущения игры, дает и артисту и мне богатейшие возможности к импровизации, только благодаря которой мсжно выразить неповторимость данного момента. Кроме того, натура своими мгновенными световыми композициями вдохновляет меня к новым поискам и таким образом движет весь процесс творчества в определенном идейном направлении к возможности найти иное, лучшее (если угодно — худшее) или совершенно новое выразительное средство. Короче, она дает возможность пережить приключения поисков и находок, пережить волнение, следя за тем, что рождается именно теперь, в данную минуту.

— Я не решаюсь определить жанр «Мешка блох». По метражу и «внешности» это, наверное, репортаж. Но в то же время в нем много черт, которые считаются принадлежностью игрового кино (прямое «вторжение» в среду, изображение героини в самых различных проявлениях ее характера, внешне хаотическое, но логичное драматургическое заострение конфликта и т. д.). Именно эта непосредственность и правдоподобность начинают теперь исчезать из игрового кино. Я совсем не намерена отрицать ни сценарий с заранее написанными диалогами, ни профессиональных актеров. Вы снимали «Мешок блох» с намерением проверить и исследовать для своих будущих фильмов действенность импровизированных диалогов и использование неактеров?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33



Буду благодарен, если Вы поделитесь с друзьями!

Давай, скажи всё что ты думаеш!